Следственный комитет рассматривает несколько версий ЧП с участием лайнера SSJ 100. На оперативном совещании в столичном аэропорту Шереметьево назвали в качестве причин недостаточную квалификацию пилотов, неисправность воздушного судна, влияние неблагоприятных метеоусловий. С предварительными версиями СК в целом согласен Юрий Сытник, член Комиссии при президенте РФ по вопросам развития авиации общего назначения, заслуженный пилот России, который в эксклюзивном комментарии для News.ru высказал свою точку зрения по поводу авиакатастрофы.


Пилоты не посадили самолёт — они его уронили. Чиркнули о взлётно-посадочную полосу, и дальше уже полетел горящий комок с керосином. У Sukhoi Superjet 100, как у ближнемагистрального самолёта, не предусмотрен аварийный сброс топлива. Чтобы пилоты могли сажать такой самолёт в условиях, когда топливо не выработано, им надо давать дополнительные часы на обучение, тренировать их. Пилоты должны уметь летать «на руках». Для этого нужны аэродромные тренировки и лётчики-испытатели. Которые бы учили командиров воздушного судна как действовать в экстренной ситуации, спасать пассажиров. Тогда пилоты становятся опытными, — сказал Юрий Сытник.

С точки зрения Сытника, лётчики не умеют летать «на руках», полностью полагаясь на автоматику. Из-за отсутствия опыта полётов без автоматики и раньше случались катастрофы. Российский Sukhoi Superjet 100 на 85% состоит из импортных деталей, это калька с Boeing, при этом весьма неудачная, отметил он.

Юрий Сытник рассказал, что в год более 100 самолётов подвергается ударам молнии и ничего с ними при этом не происходит.

Этот самолёт надо поставить на прикол и забыть про те 7 млрд, которые в него вложили. На мой взгляд, пассажирам следует сдать билеты, если они узнают, что на рейс заявлен SSJ100. Не надо своими жизнями оплачивать неудачный проект! Не надо хвалить конструкторов, которые изобрели самолёт, где от удара молнии отключается вся автоматика, система захода на посадку и радиосвязь. Не должно быть такого самолёта в эксплуатации! — считает эксперт.

Бортпроводникам следовало организовать выход со всех трапов, но огонь был таким сильным и задымление было таким мощным, что они не смогли ничего сделать, считает Сытник. Эксперт отметил также неприглядные поступки некоторых спасшихся пассажиров воздушного судна.

Если человек сразу же после эвакуации делает селфи со своим чемоданом, который он не забыл спасти, то кто он после этого? Ему все равно, что в горящем самолёте остались женщины и дети. Это какой нужно иметь менталитет? — задаётся вопросом Юрий Сытник, имея в виду публикации в соцсетях.

Вечером 5 мая в воздушное судно SSJ 100 авиакомпании «Аэрофлот» попала молния, отчего оказала вся автоматика. Борт совершил жёсткую посадку в аэропорту Шереметьево и загорелся. В результате ЧП погиб 41 человек, в том числе бортпроводник Максим Моисеев. Возбуждено уголовное дело.

 

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен