16+

За «родной» софт банкам придётся заплатить 150 миллиардов

Россия, занимая долю менее 1% глобального IT-рынка, решила создать альтернативу всем программным продуктам за два-три года
20:39, 24 июля 2020
Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru
NEWS.ru

ИТ-компании и банки предварительно оценили затраты при переходе на отечественный софт — в денежном выражении это может составить до 150 млрд рублей для крупнейших банков. Ассоциация банков России (АБР) уже направила в «аксаковский» комитет Госдумы по финансовому рынку письмо с оценками возможных расходов ИТ-компаний и мнением банкиров в отношении перехода на отечественное ПО. В настоящее время проект Минкомсвязи предполагает переход на отечественное ПО с 2021 года, на оборудование — с 2022-го. В АБР же предлагают перенести переход как минимум на 6 лет.


Как следует из документа, который цитирует «Коммерсант», затраты банковской системы на переход на отечественное ПО «могут составить 5–7% собственных средств». Затраты отдельных банков могут составить от 90 млн до 150 млрд рублей. При этом затраты на разработку аналогов софта оцениваются от 1,5 млн до 133,4 млн долларов.

Итоговая сумма затрат, понесённых кредитными организациями, зависит от объёма операций, совершаемых кредитной организацией, используемого программного обеспечения и количества сервисов кредитной организации, рассказал NEWS.ru начальник управления общественных связей Ассоциации банков России Геннадий Порсков. По экспертным оценкам, такие затраты превысят 700 млрд рублей по всей банковской системе (без учёта затрат на покупку дополнительного серверного оборудования и параллельную поддержку работоспособности двух систем до момента перехода на целевое программное обеспечение и т.п.).

Согласно представленным данным, затраты банковской системы могут составить 5–7% собственных средств, отметил Порсков. 

Между тем следует понимать, что быстрый переход банков на отечественное ПО невозможен в принципе, даже если не брать в расчёт его стоимость. Часть зарубежного софта не имеет российских аналогов, часть — существенно хуже по качеству. Кроме того, в банковских системах нельзя просто поменять одну программу на другую, поскольку они увязаны в единую систему и изменения в одном модуле могут вызвать ошибки в работе других подсистем.

Как правило, ввод крупных модулей в банках занимает от нескольких недель до нескольких месяцев и включает в себя не только интеграцию, но и многократное тестирование, отмечает управляющий директор рейтингового агентства НКР Станислав Волков.

Переход на российское ПО снижает риск ущерба от санкций, с которыми столкнулись некоторые банки, однако поспешность в этом вопросе действительно может приводить к сбоям в работе многих кредитных учреждений.

Станислав Волков

управляющий директор рейтингового агентства НКР

По мнению опрошенных экспертов, на практике «национализация» ПО может означать лишь покупку и внедрение готовых зарубежных решений. А сделать с нуля своё, будь то программное обеспечение, телекоммуникационное оборудование или вкусный сыр, дорого и долго. Многие отрасли сейчас хотели бы получить разрешение не использовать ничего российского, включая и специалистов (взглянем, к примеру, на стройки и ЖКХ).

На просьбы банков освободить их от необходимости использования российского, государство спросит в ответ: следует ли по-прежнему защищать банковскую отрасль или можно снять ограничения на деятельность зарубежных банков и запустить сюда Bank of America, Wells Fargo и прочих без каких-либо ограничений? Ведь потребитель, вполне возможно, предпочёл бы их услуги услугам российских банков. Поэтому банкам внедрять отечественный софт придётся, хотя они будут пытаться снизить ущерб от последствий.

Леонид Делицын

аналитик ГК «ФИНАМ»

Однако вряд ли государство отступит, потому что понимает, что отложить переход на отечественный софт до 2027 года — значит, отложить его навсегда. Зачем отечественные софтверные компании будут разрабатывать решения, если никто не будет у них это покупать? В таком случае обеспечить долгосрочную безопасность отрасли, которая сделала бы её неуязвимой к санкциям, не удастся.

Переход на новое программное обеспечение будет сопровождаться издержками и ошибками. Однако издержки в десятки миллиардов рублей несут и «телекомы», для бизнеса которых совершенно незачем хранить петабайты данных, а этого требует закон. Но хотя государство и снижает несколько эту нагрузку в связи с коронавирусом, оно её не отменяет полностью. Вряд ли в отношении банковской области государство поведёт себя мягче. Субсидировать переход оно тоже вряд ли будет — опять-таки, если судить по другим индустриям, сказал Делицын.

Не вредно ли банкам переходить на новое ПО

unsplash.com

Собственно, дыры в безопасности существуют в любом новом ПО. Нужно много лет использования софта, активной техподдержки и постоянного совершенствования программного кода, чтобы получился надёжный и понятный цифровой продукт. В этом смысле банки при переходе на отечественное ПО рискуют столкнуться как минимум с техническими проблемами, а как максимум — ещё и с финансовыми.

Например, усилится частота взлома систем, утечки данных и перехода клиентов к конкурентам. Впрочем, критически значимого ущерба нанесено не будет. ЦБ и Росфинмониторинг регламентируют стандарты цифровой безопасности в банках. Отрасль привыкла к тому, что приходится постоянно искать и находить уязвимые места в электронных системах.

Валерий Емельянов

аналитик ИК «Фридом Финанс»

К слову, тотальный переход всегда сопровождается массовыми техническими проблемами, и для мелких банков это будут неоправданно высокие, а иногда и просто неподъёмные затраты. Масштабные сбои неизбежны, а некоторые банки уже сегодня сообщают, что с 1 января просто отключат мобильный и интернет-банкинг.

Да и с технической стороны невозможно провести анализ, тестирование, закупку и внедрение новых решений за шесть месяцев. Вопрос с исполнителем-разработчиком, организацией госзакупок остаётся открытым, замечает доцент кафедры информатики РЭУ им. Г. В. Плеханова Александр Тимофеев.

Сложнее всего придётся банкам с иностранным участием, так как для соответствия и единообразного обслуживания они используют одни и те же программы с материнским банком. Могу лишь предположить, что правительство прислушается к доводам банковского сообщества и будет какое-то компромиссное решение по срокам. Но то, что подобный переход — вопрос национальной безопасности, обсуждению не подлежит, это понимают все. Это звенья одной цепи, и логично, что сначала завели Рунет, потом рубанкинг. Таким образом мы самоизолируемся по всем фронтам.

Александр Тимофеев

доцент кафедры информатики РЭУ им. Г. В. Плеханова

Для банков выполнение этого требования весьма затратно, оценивает риски профессор кафедры «Финансы, денежное обращение и кредит» факультета финансов и банковского дела (ФФБ) РАНХиГС Юрий Юденков. К сожалению, наше отечественное программное обеспечение для банковского сектора разрабатывается без общих стандартов и планов, что мешает взаимной интеграции и бесконфликтной работе.

Среди иностранных вендоров десятилетиями выстраивались горизонтальные связи. Сейчас иностранное ПО в большинстве своём представляет экосистемы вокруг операционных систем, поэтому в реализации отечественных проектов самое непосредственное участие должно принять государство. Банкам потребуется серьёзная техническая и материальная поддержка для перестройки базовой цифровой инфраструктуры.

Юрий Юденков

профессор кафедры «Финансы, денежное обращение и кредит» факультета финансов и банковского дела РАНХиГС

Силовой перевод российских банков на отечественное программное обеспечение несёт в себе большое число серьёзных рисков, дополняет заведующий лабораторией искусственного интеллекта, нейротехнологий и бизнес-аналитики РЭУ им. Г. В. Плеханова Тимур Садыков. Сверхвысокая мобильность транснациональных капиталов на глобальных финансовых рынках предъявляет очень высокие требования к качеству, скорости работы и совместимости программного обеспечения, используемого операторами рынков, отмечает он. Банк, находящийся в процессе системного перехода на новое необщепринятое программное обеспечение, может оказаться в уязвимой позиции по сравнению со своими конкурентами.

unsplash.com

Успешный переход на новое программное обеспечение происходит в большинстве случаев по инициативе пользователя. Неконкурентоспособные программные продукты никому не нужны, а качественный софт, внедрение которого обеспечивает реальные конкурентные преимущества, привлечёт внимание пользователей без рекомендаций заинтересованных ведомств. Именно по этому пути шли и продолжают идти зарубежные производители программного обеспечения, с засильем которого предлагают бороться. Возможно, в качестве стартовой площадки для внедрения отечественного программного обеспечения стоит рассмотреть не такую чувствительную сферу, как банковская, а, например, учреждения среднего образования.

Тимур Садыков

заведующий лабораторией искусственного интеллекта, нейротехнологий и бизнес-аналитики РЭУ им. Г. В. Плеханова

Кроме всего прочего, очевидно, что сроки, обозначенные в цитируемом проекте Минкомсвязи, который предполагает переход на отечественное ПО с 2021 года, на оборудование — с 2022-го, в нынешних условиях для банковского сектора являются невыполнимыми, убеждён заместитель директора Института коммуникационного менеджмента при ВШЭ Александр Пушко.

И дело не только в том, что стоимость самого программного обеспечения и его внедрения составляют весьма значимую сумму. Не менее важной проблемой являются сжатые сроки реализации, что может сказаться как на качестве сервиса, так и на надёжности и устойчивости работы в спешке внедряемых технологических систем. Кроме того, на период внедрения нового ПО кредитные организации будут вынуждены серьёзно увеличить расходы на сопровождение параллельно действующего и внедряемого программных комплексов. Важным лимитирующим фактором, вполне вероятно, станет нехватка опытных квалифицированных кадров, понимающих отраслевую специфику, например, финансового рынка и кредитных организаций в частности. Поскольку всплеск спроса на IT-специалистов, вполне вероятно, вырастет во всех субъектах критической информационной инфраструктуры, то и средние зарплаты также вырастут. Вполне ожидаемо, это приведёт к росту тарифов для клиентов кредитных организаций.

Александр Пушко

заместитель директора Института коммуникационного менеджмента при ВШЭ

В этой связи предложение АРБ о переносе сроков «как минимум на шесть лет, до 2027 и 2028 годов соответственно» представляется оправданным, впрочем, как и предложение провести обсуждение данной проблемы с участием профессионального сообщества, подчёркивает Пушко.

Наконец, достаточно вспомнить, что у банков сейчас дела настолько плохи, что накануне Министерство финансов и ЦБ договорились об условиях, на которых субординированный кредит, выданный Сбербанку в 2008 году, будет включён в основной капитал финансовой организации и станет списываемым. Об этом рассказал Reuters со ссылкой на три источника, близкие к ходу переговоров. Считается, что такие меры помогли бы банку проще справиться с возможными потерями, связанными с ограничениями из-за коронавируса. И это хорошо ещё, государство помогает тому же Сбербанку. А смогут ли прочие банки, не имея господдержки, переходить на новое ПО без финансовых последствий? Вопрос патовый. Кстати, в Сбербанке отказались комментировать NEWS.ru суммы затрат при переходе на новое ПО. Вопрос, видимо, слишком серьёзный...

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники

Загрузка...
Новости СМИ2