Отечественные государственные компании, включая крупные корпорации, будут раскрывать свою финансовую отчётность, начиная с 2023 года, выполняя тем самым инструкции Международного валютного фонда, сообщает РБК со ссылкой на источник в Минфине. Чем было вызвано такое решение и как оно может отразиться на экономическом состоянии самих компаний и на экономике в целом — в материале News.ru.

Минфин, судя по всему, не собирается затягивать подготовку условий для правила, которое заработает через четыре года, и уже в наступающем 2020-м введёт в действие федеральный информационный ресурс бухгалтерской отчётности. В нём будут аккумулированы и сведения о деятельности госкорпораций.

Уже назначен оператор ресурса — Федеральная налоговая служба (ФНС). Также Минфин определил два новых федеральных стандарта для госкомпаний: «консолидированный учёт и финансовая отчётность», а также данные по «бухгалтерской отчётности по сегментам».

Фото: Сергей Булкин/News.ru

Предыстория данной меры уходит в 2014 год, когда МВФ поставило задачу перед странами, вовлечёнными в мировую финансовую систему, обязательной отчётности их государственного сектора.

По данным финансового ведомства, в настоящее время в федеральной собственности РФ находится свыше 1 тыс. компаний. Более чем в 400 из них доля государственного участия превосходит 50%. Кроме того, к госсобственности относится 2,3 тыс. АО и 2,4 тыс. унитарных предприятий. В суммарном значении на балансе госсобственности состоит 58,8 тыс. предприятий.

Международный валютный фонд делает принципиальный акцент на том, чтобы происходила публикация максимально полной информации по финансовой отчётности всех госкомпаний в РФ. На данный момент информацию фонду предоставляют 8 тыс. из них. Свыше 30 тыс. предприятий, по утверждению МВФ, пока закрыты по всем своим параметрам.

Тем временем ведомство, руководимое Антоном Силуановым, запланировало составить 29 федеральных стандартов бухгалтерского учёта для госсектора. Ключевая цель новшества — синхронизация методологии учёта. Приказ Минфина уже обязал подведомственное ему Федеральное казначейство формировать и раскрывать годовую финансовую отчётность по сектору госуправления.

Между тем Россия уже 27 лет входит в МВФ, связав с ним себя обязательствами при правительстве Гайдара — Ельцина. В 1992 году между Москвой и организацией был подписан договор, принявший несколько необычное название «Письмо о намерениях». В соответствии с ним, фонд начал выдавать стране кредиты, а президент и правительство РФ пообещали работать впредь в плотном контакте с американскими экспертами — по сути, «под неусыпным контролем последних». Уже тогда многие эксперты квалифицировали создавшееся положение как внешнее управление, или «вашингтонский консенсус».

За истёкший период Россия прошла путь от заёмщика, получившего от МВФ примерно $22 млрд, до кредитора. Квота нашего государства в настоящее время равняется 2,7% от общего вклада, что в денежном выражении составляет $17,677 млрд.

Бывший директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард охарактеризовала роль РФ в проектах фонда позитивно, отметив, что Москва участвует в финансировании множества начинаний организации — будь то в африканских странах, где много соответствующих программ, или в некоторых европейских государствах, где фонд также весомо представлен. Главное, заверила Лагард, потраченные нашей страной деньги к ней вернутся, причём с процентами.

Однако далеко не все из российского истеблишмента расценивали, что сотрудничество с МВФ во всём приносит только выгоду либо «отложенные» приобретения в будущем. О влиятельности советов и рекомендаций фонда можно судить по следующему временному совпадению событий (а возможно, и совсем не «совпадению»): в мае 2017 года в Москве работала миссия организации, которая настоятельно рекомендовала, в частности, принятие такой неоднозначной директивы, как повышение пенсионного возраста, что в общем денежном эквиваленте явило собой изъятие из семейных бюджетов россиян, по данным члена экспертного совета «Деловой России» Владислава Жуковского, не менее 2,5 трлн рублей. Вопрос, куда пошли сэкономленные таким образом средства, остаётся открытым в сообществе экономических экспертов, а также среди политиков. И неудивительно, что многие признаки этого решения оказались достаточно схожи с уже не раз реализовавшимися в России упомянутыми «письмами о намерениях».

По мнению специалиста аналитического отдела компании «ФинИст» Елены Мороз, финансовая отчётность является документом, анализ которого позволяет понять успешность ведения деятельности той или иной организации. Для налоговых органов финотчётность, полагает собеседник News.ru, даёт возможность контролировать правильность и полноту налоговых отчислений в бюджет.

Для людей, рекомендует эксперт, которые только начинают свой путь в сфере инвестирования или чьё образование и сфера деятельности не связаны с финансами, но есть необходимость проверить организацию, можно воспользоваться сведениями, которые доступны на официальных интернет-ресурсах, и на основании полученных результатов составить первое впечатление о надёжности компании.

Несмотря на то что отчётность является общедоступной информацией, далеко не все компании размещают её в открытых источниках. Если же вы, например, воспользовались платной программой и имеете возможность ознакомиться с более детальной финансовой отчётностью, то обратить внимание стоит на раздел «бухгалтерский баланс» и «отчёт о прибылях и убытках». Так, простыми словами, бухгалтерский баланс состоит из пассивов и активов и даёт понимание, что есть у компании и откуда изначально появилось, а отчёт о прибылях и убытках покажет чистую прибыль организации.

Елена Мороз специалист аналитического отдела компании «ФинИст»

Заведующий Центром инновационной экономики и промышленной политики Института экономики РАН, кандидат экономических наук Владимир Филатов считает, что интерес Международного валютного фонда к госсектору нашей экономики, к его прозрачности и доступности для проверок по-своему логичен и совершенно объясним. По оценке собеседника News.ru, РФ официально не выходила из этой международной финансовой организации и поэтому продолжает нести перед ней свои обязательства, в том числе по оглашению информации о состоянии тех или иных отраслей и их секторов, не исключая и финпоказатели.

Сложность российской позиции заключается в том, что оборонная отрасль представлена, указывает эксперт, в значительной доле в тех самых госкорпорациях, инспектировать которые намерен МВФ. Тем не менее стратегия развития нашей экономики — увязана она с нашим членством в МВФ или нет — должна выстраиваться, безусловно, и с защитой своих собственных национальных интересов.

Между тем в подобной непоследовательности с нашей стороны доходит иногда до смешного: перед проверками Счётной палаты, например, зачастую закрываются наглухо двери в тех самых крупных госкомпаниях. В то же время перед требованиями МВФ наш Минфин, задолго до вступления в силу нового правила о бухгалтерской отчётности, распланировал массу мероприятий, чтобы фонду было легче проводить свои проверки. Во всяком случае, Закон о гостайне — в части информации о ряде экономических активов страны — никто в России не отменял.

Владимир Филатов заведующий центром инновационной экономики и промышленной политики Института экономики РАН