Российская экономика смогла удержаться на должном уровне, чтобы не свалиться в рецессию. Об этом заявил на сессии БРИКС президент РФ Владимир Путин. Насколько в экспертном сообществе разделяют осторожный оптимизм главы государства и почему разнятся оценки экономического роста у МЭР и Росстата — в материале News.ru.


Президент выделил четыре основных фактора, которые обеспечили стабильность положения по основным показателям: сбалансированная макроэкономическая политика, ответственное отношение к госбюджету, устойчивость банковского и кредитного рынков и укрепление ключевых секторов экономики.

Претензии руководства страны в том, что темпы приращения ВВП вялые — несмотря на общую положительную динамику. Хотя правительство и стремится создать максимально привлекательные условия для новых капиталовложений.

Между тем Росстат сообщает, что в III квартале 2019 года был зафиксирован экономический рост на 1,7%, за девять месяцев текущего года — на 1,1%. Данные не существенно, но показательно ниже выводов Минэкономразвития, которое определило увеличение ВВП страны на 1,9% и 1,2% соответственно.

В Минфине, со своей стороны, торможение роста объясняют задержками в осуществлении нацпроектов, но не исключают, что в среднесрочной перспективе даст о себе знать накопленный положительный эффект развития экономики. Эту позицию изложил на ежегодной конференции S&P Global Ratings замглавы ведомства Владимир Колычев.

Сергей Лантюхов/News.ru

По оценке заместителя министра финансов, в правительстве отдавали себе отчёт в том, что замедление роста из-за нацпроектов представляло собой не риск как таковой, а базовый прогноз. Тем более кабмин ещё осенью прошлого года в макроэкономическом прогнозе учитывал, что можно ожидать появления бюджетно-налогового манёвра. Иначе говоря, как подчеркнул Колычев, налоги повлияют на ситуацию сразу и депрессивно, а бюджетные расходы будут постепенно раскручиваться.

Примечательно, что председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко крайне негативно оценила работу министерств и ведомств по осуществлению нацпроектов, охарактеризовав темпы освоения целевых средств как недопустимо медленные.

На слушаниях по бюджету на 2020–2022 годы глава Совфеда снабдила свои выводы цифрами: нацпроект «Экология» освоен на 20%, «Производительность труда и поддержка занятости» — на 35%, «Цифровая экономика» — только на 15%. Лишь в 34% отмечена эффективность реализации средств, ассигнованных на модернизацию магистральной инфраструктуры.

На взгляд Андрея Нечаева, экс-министра экономики в правительстве Егора Гайдара, плохой инвестиционный климат на сегодня в России и полное недоверие бизнес-сообщества к российской власти блокируют всю бизнес-активность и, соответственно, препятствуют повышению материального уровня жизни граждан.

Причём, по словам Нечаева, при сохраняющемся профиците бюджета объём Фонда национального благосостояния на конец текущего года возрастёт до 8,172 трлн рублей (8,2% ВВП) за счёт избыточных нефтегазовых доходов. Парадоксально, отмечает Нечаев, что на этом фоне изобилия денег в казне и госфондах — когда, кстати, инфляция по итогам года ожидается даже ниже прогнозного значения, на уровне 3,8% — правительство демонстрирует свою неспособность сделать экономический рост поступательным.

Сергей Булкин/News.ru

Со своей стороны, директор центра макроэкономических исследований Сбербанка, кандидат экономических наук Олег Замулин полагает, что к данным Росстата у экономистов всегда бывают вопросы, но в этом случае от ведомства получены сводки, которым вполне можно доверять. В 2019 году действительно рост ожидается ниже, чем в прошлом, и это уже чётко просматривается по итогам IV квартала. Связана такая ситуация с двумя факторами — довольно быстрым экономическим ускорением в конце прошлого года, а во-вторых, что более важно, с очень жёсткой бюджетной политикой. Был, как известно, повышен НДС, и сейчас происходит некоторая задержка с госрасходами.

По наблюдению эксперта, Счётная палата недавно отмечала, что государственные расходы даже на обычные для них направления сильно отстают от норматива — и здесь фиксируется наиболее заметное отставание за последние 10 лет, в частности по нацпроектам. Поэтому, фигурально выражаясь, деньги из российской экономики вышли через НДС, но не вошли в неё обратно через госрасходы. Поэтому рост и составляет примерно 1%. Так что рецессии, то есть падения экономики, что констатировал глава государства, не произошло. Она растёт, но далеко не теми темпами, какими хотелось бы.

Что касается оценок Росстата и Минэкономразвития и их несовпадения, то это нормальная практика, в том числе и по показателям экономического роста. МЭР просто выполняет другие задачи, чем статистическое ведомство. У министерства не такие точные подсчёты и оценки, и в любом случае, в ведомстве не делают таких масштабных исследований.

Олег Замулин

директор центра макроэкономических исследований Сбербанка

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен