Внебиржевые операции с российской валютой за границей выросли за три года на 84% и обогнали торговлю рублём на территории самой РФ. Это следует из доклада Банка международных расчётов (Bank for International Settlements, BIS). По данным BIS, ещё в 2016 году оборот внутрироссийских операций с рублём был больше, чем на внешних рынках. Опрошенные эксперты объясняют неожиданную причину успеха российской валюты.


Весной 2019 года средний дневной оборот «офшорной» торговли рублём составил $40 млрд. Это на 84% больше, чем в 2016-м. При этом внутри России оборот оказался вдвое меньше — $20 млрд (сделки между резидентами).

Наконец, по операциям «резидент — нерезидент» среднедневной оборот по рублю равен $12 млрд — на 38% больше, чем три года назад.

Выходит, что тремя годами ранее средний дневной оборот сделок с рублём, в которых хотя бы одной стороной выступает отечественный резидент, достигал $36 млрд и превышал нерезидентские взаимоотношения ($21,7 млрд). В этом году такое соотношение изменилось в пользу зарубежных контрактов ($40 млрд) против сделок, в которых участвует российский резидент — $32 млрд.

Больший рост внешнеторговых сделок среди валют развивающихся рынков продемонстрировали лишь индийская рупия (179%), гонконгский доллар (176%) и корейская вона (97%).

Статистика BIS, информирует РБК, включает спотовые (наличные) операции, а также производные инструменты — форвардные контракты, валютные и валютно-процентные свопы, а также внебиржевые опционы.

В торговле рублём около 47% приходится на спотовые операции, 36% — на валютные свопы (FX swaps), около 14% — на форварды, следует из доклада BIS.

Malte Ossowski/SVEN SIMON/Global Look Press

Всё объясняется очень просто. Россия под санкциями. Продать свою продукцию за доллары сложно. Штаты блокируют ваши долларовые расчёты с покупателями, поскольку американцы не подписывают эти взаиморасчёты. Россия продаёт оружие Индии, Вьетнаму, Камбодже, Венесуэле и т. д. Мы говорим этим странам: «Мы вам вертолёт продали — дайте нам за него деньги, поскольку нам оборотных средств не хватает». И тогда индусы начинают где-то закупать рубли (скорее всего — в США — они меняют их на доллары) и расплачиваться с нами.

Юрий Юденков

доцент кафедры государственной политики МГУ

Второй момент, по его словам, связан с указом о «дедолларизации». Хотя при этом в те же юани уходить нашей стране опасно. Мы уже переходили на эту валюту, но в прошлом августе «напоролись» так, что на этом потеряли 50 млрд рублей, отмечает Юденков.

Наконец, по его мнению, третий момент заключается в том, что «наши люди или наши представители торгуют российской продукцией за рубежом и вынуждены из-за санкций уходить в рублёвую зону».

Что касается двойной разницы между $40 и $20 млрд, то она, по его мнению, связана с тем, что многие технологии наши предприятия покупают именно за границей. Иначе говоря, наш финансовый рынок — малоёмкий, пояснил аналитик.

На мой взгляд, это довольно традиционный процесс среди ретрейдерских валют развивающихся рынков. Для инвесторов и спекулянтов это может быть очень прибыльным. Зато вот для российской экономики в целом это плохой, хотя и косвенный показатель. Потому что он не демонстрирует самого экономического развития нашей страны. Он лишь показывает, что степень доверия к тому, что рубль в моменте не ждёт какой-то серьёзный обвал, достаточно высока.

Ян Арт

эксперт компании XCritical

Подобный «успех» рубля, уверен эксперт, не связан, например, с санкционным противостоянием и договорённостями среди стран БРИКС (Бразилии, России, Индии, КНР и ЮАР). Да и вообще вся история с санкциями не имеет отношения к финансовому рынку, считает Арт. Они могут «бить» только тогда, когда затрагивают сырьё. Но ни один сумасшедший в мире на ресурсы никаких санкций пока не накладывал, заключил специалист.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен