Падение ВВП, рост инфляции, а также бюджетные трудности — всё это ждёт российскую экономику через год-полтора. Проще говоря, речь снова о новом кризисе. К такому выводу пришли эксперты Высшей школы экономики (ВШЭ). Но готова ли Россия к нему или нужно уже сейчас переводить сбережения, если таковые имеются, в доллары?


В 2020–2021 годах будет 12 лет с момента последнего мирового финансового кризиса. Этот период считается средней циклической волной, после неё должна наблюдаться кратковременная рецессия.

Как утверждают специалисты ВШЭ, основным фактором, который может повлиять на экономику страны, будет торговая война Пекина и Вашингтона, передаёт РИА Новости.

Исторически сложилось так, что товарооборот между США и Китаем не может быть компенсирован товарооборотом КНР и России. Несмотря на эскалацию торгового конфликта, товарооборот составил почти $634 млрд за прошлый год, где большую часть составил китайский экспорт на сумму более чем $477 млрд.

Учитывая нарастающую напряжённость между США и Китаем, теоретически можно предположить, что Пекин будет наращивать товарооборот с Москвой, но для самого Китая российский рынок довольно мал. Согласно данным Федеральной таможенной службы РФ, в прошлом году товарооборот был в шесть раз меньше, чем товарооборот между США и КНР.

Гайдар Гасанов

эксперт Международного финансового центра

Нефтегазовая отрасль России также не получит особой выгоды. В целом макроэкономический эффект от торговых войн отражается не только на России, но и на многих других странах. Но Вашингтон косвенно ударяет по экономике России, заявил News.ru эксперт Международного финансового центра Гайдар Гасанов.

Поскольку на фоне торговых войны снижается спрос на природные ресурсы, которые экспортируются за рубеж. Снижение спроса на энергоносители приводит к снижению спроса на нефть, которая из-за торгового конфликта никак не может стабилизироваться и торгуется не выше $60 за баррель, что чревато для российского бюджета. Ослабление рубля и экономический застой провоцируют отток инвесторского капитала из России. И пока торговый конфликт не будет исчерпан, не стоит ожидать процветания российской экономики.

А чтобы как-то компенсировать снижение цен на нефть и отразить давление на рубль, Минфин будет снижать закупки иностранной валюты в рамках бюджетного правила, полагает Гасанов.

Stefan Sauer/dpa/Global Look Press

Новое время — новые вызовы

Но говоря о подготовке к кризису, уместно вспомнить выражение Уинстона Черчилля о том, что «генералы всегда готовятся к прошлой войне». С кризисом всё так же, ведь власти страны не могут предугадать, каким он будет на этот раз, и поэтому во многом готовятся к тому, что он будет таким же, как прошлый.

В беседе с News.ru главный аналитик ЦАФТ Антон Быков рассказал, что государство подготовилось к конъюнктурному кризису, который, как правило, имеет V-образную форму. Это значит, что быстрый спад сменяет такой же быстрый подъём. Главная защита от такого кризиса — это наличие «финансовой подушки», которой хватит, чтобы пересидеть самую острую фазу спада. Как правило, она продолжается не более 1,5–2 лет, и в предыдущие разы России на это хватало несколько сотен миллиардов долларов.

Однако на этот раз резервов у России ещё больше, но главная проблема заключается в том, что нас ожидает структурный кризис. Отличие его в том, что спад может быть как медленным, так и быстрым, но вот выход из него всегда затягивается. Отсюда, собственно, и название «структурный», это значит, что старые рецепты и инструменты не работают, а на разработку и внедрение новых уходит слишком много времени.

Для нас это, вероятно, будет выражаться в том, что основной продукт российской экономики — сырьё — уже не будет нужен в таких количествах и по текущим ценам. А других сопоставимых источников доходов у России нет, так что нам придётся развивать несырьевые секторы экономики. Мы можем увязнуть на целое десятилетие, если не больше, учитывая, что платёжеспособный спрос в России крайне низок, а на внешних рынках будет не до российской продукции.

Антон Быков

главный аналитик ЦАФТ

Так что для нашей страны в предстоящем кризисе есть два основных варианта, считает он. В первом за счёт траты накопленных золотовалютных резервов мы можем достаточно мягко войти в этот спад (денег хватит на 2–3 года), но очень долго и болезненно из него выходить. Второй вариант подразумевает быстрый и жёсткий спад без расходования ЗВР и потом за их счёт — перестройку экономики с ориентиром на несырьевые секторы и внутренний рынок, с шансом на выход на внешние рынки, когда ситуация начнёт улучшаться.

Пиковое значение, которого достигли международные резервы до кризиса 2008 года, составляло $598,1 млрд. На данный момент резервы России составляют порядка $52 млрд, то есть цифра близка.

Второй вариант, по мнению Быкова, выглядит более предпочтительным, однако в нём очень высоки риски устойчивости текущей политической системы. Потому что ещё одного спада в уровне жизни российские граждане могут просто не вытерпеть, особенно учитывая кредитную нагрузку и уровень расслоения между богатыми и бедными. Так что для второго варианта, вероятно, потребуются и новые исполнители в правительстве.

Zamir Usmanov/Global Look Press

Проверить экономику на прочность

Как пояснил главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович, если говорить о планомерном падении макроэкономических показателей как за счёт действия внутренних факторов, так и за счёт ухудшения внешней конъюнктуры, то можно предположить, что накопленные резервы и достигнутый уровень экономической «прочности» за время действия жёсткой бюджетной, фискальной и социальной политики позволят отечественной экономике противостоять кризисным явлениям достаточно длительное время.

В данном случае речь будет идти не о перспективах роста, а о возможностях экономического выживания. Сокращение ВВП в данных условиях может достигать 0,5–1% год к году на протяжении 1–2 лет. Тем не менее экономика будет оставаться защищённой от более глубокого спада с перспективами достаточно быстрого восстановления темпов роста до уровней 1–1,5%.

С другой стороны, если мы говорим о шоковом сценарии кризисного явления, то накопленный запас прочности российской экономики может быть потрачен весьма быстро. Процесс реализации шокового кризисного явления, по нашим оценкам, должен включать в себя несколько критически негативных аспектов.

Антон Покатович

главный аналитик «БКС Премьер»

Во-первых, нефтяные цены должны снизиться значительно ниже уровня $50 и достигнуть отметки $27–33. Во-вторых, санкционное давление на РФ должно испытать масштабную трансформацию, включающую в себя переход к реальным запретам в виде рестрикций на приобретение всего российского суверенного долга, запретов на осуществление долларовых расчётов для российских банков, а также санкционного ограничения экспортных интересов страны на энергетическом рынке.

Если все три аспекта «включатся» одновременно, подчеркнул Покатович, экономика РФ может испытать весьма резкое и существенное сокращение. Перспективы выхода из данного «провала» также будут весьма ограничены действием санкционных запретов, которые, как правило, имеют весьма долгий срок своего действия и не подлежат отмене в одночасье.

Ведущий аналитик Forex Optimum Иван Капустянский уверен, что ответ на вопрос о том, хватит ли стране резервов, чтобы переждать кризисный шторм, зависит от того, насколько сильно будет потенциальное падение.

Если это краткосрочная рецессия, то это один вариант, тогда резервов хватит. Более того, не исключено, что и нефть не упадёт ниже $40 за баррель, исходя из которой был свёрстан бюджет. Если падение мировой экономики будет формата 2008 года, то это совершенно другой вариант.

Иван Капустянский

ведущий аналитик Forex Optimum

Не исключено, прогнозирует он, что денег будет не хватать, но тогда наверняка будут наращиваться внешние заимствования и резаться бюджетные расходы. Долг у России небольшой, поэтому страна является хорошим заёмщиком. Однако этот вариант может оказаться невозможным. Например, в случае усиления санкционной политики.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен