Крупные отечественные компании по добыче и переработке нефти готовы обратиться к президенту Владимиру Путину с аргументами против намерения Минфина ввести налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) в отношении попутного нефтяного газа (ПНГ). Какие противоречия скрыты во внешне благополучном и высокоприбыльном секторе экономики? В какой степени предприятия, во многом формирующие доходную часть федерального бюджета, сталкиваются с антиконкурентными схемами и кто на самом деле нуждается в налоговых преференциях в сфере добычи полезных ископаемых — об этом в материале News.ru.


Ранее нефтепромышленники написали письмо вице-премьеру Дмитрию Козаку, а также министру энергетики Александру Новаку и главе Федеральной антимонопольной службы Игорю Артемьеву. Представители компаний подробно представили свои аргументы. В настоящее время письмо, адресованное уже лидеру государства, находится в процессе подписания руководителями компаний. Предполагается, что его готовы завизировать главы ЛУКОЙЛа, «Сургутнефтегаза», «Татнефти», «РуссНефти» и совета директоров ИНК.

Объединение независимых нефтегазовых компаний «Ассонефть» оценило идею Министерства финансов как ненужную и вредную, акцентировав на главном её, по мнению представителей ассоциации, изъяне — противоречии действующему «Закону о защите конкуренции». В заявлении «Ассонефти» отмечается, что данным произвольным шагом явочным порядком создаются преференции для одних компаний в ущерб другим.

Ведомство, возглавляемое Антоном Силуановым, посчитало, что введением налога на попутный нефтяной газ можно решить проблему компенсации госбюджету 60 млрд рублей в год (600 млрд рублей за 10 лет), образующихся вследствие действующих налоговых льгот для Приобского месторождения. Заметим, что его разработку ведут «Роснефть» и «Газпром нефть». Минфин уже запланировал, кстати, получить от этой меры порядка 30 млрд рублей в год. Обратившиеся к Козаку, а затем к президенту в этой связи возражают, что введение НДПИ на попутный газ (который, по сути, есть сопутствующий продукт) технологически усложнит процесс нефтедобычи, представ в итоге скрытым и максимально неэффективным налоговым бременем. Кроме того, очистка нефти от попутного газа требует дополнительных затрат. В деталях это выражается в том, что его утилизация на малых месторождениях подчас экономически невыгодна. В плане природоохранных мероприятий, в частности, для нейтрализации последствий его сжигания, нефтяная отрасль уже инвестировала немалые средства.

Более того, нефтяники выражают беспокойство и тем, что налог может поставить под вопрос целесообразность в плане рентабельности строительства объектов малой генерации на месторождениях, которые применяют ПНГ при выработке энергии для собственного потребления. Введение налога для закачиваемого в пласт газа вызовет затем многократное налогообложение одних и тех же объёмов, предостерегают нефтяники.

Rosneft/via Globallookpress.com

В итоге ожидаемый эффект может схлопнуться по правилу, описанному ещё Виктором Черномырдиным (напомним, выходцем из системы топливно-энергетического комплекса): «Хотели как лучше...». Декларируемая в предложении Минфина задача стимулирования добычи нефти, начав реализовываться, будет лишь лихорадить всю отрасль, что неминуемо приведёт как к падению производственных показателей, так и к новым экологическим неурядицам.

Фискальная же часть потенциальных выгод, предсказанных в Министерстве финансов, должным образом не просчитывается, убеждены представители нефтяной отрасли.

Вычет по НДПИ, говорится в письме, даст возможность увеличить добычу нефти на 100 млн т. Но при прямом подсчёте данный прирост, уточняют нефтяники, должен обеспечить бюджетные поступления только по двум основным налогам (экспортная пошлина и НДПИ) в размере не менее 1,5 трлн рублей.

Руководитель проектов ИНСОР Никита Масленников в комментарии News.ru высказал суждение, что сегодняшний налоговый режим в России, не позволяющий РФ удерживать свои позиции в первой тройке мировых нефтедобывающих держав, абсолютно не стимулирует экономический рост. И при сложившейся схеме налогообложения, заметил экономист, примерно половина эксплуатируемых месторождений в РФ нерентабельна.

Масленников отмечает, что на примере повода, возмутившего нефтяников, мы наблюдаем непросчитанные налоговые манёвры с явными и неоправданными рисками и осуществляемые в «ручном исполнении». Поэтому у компаний, вертикально интегрированных и имеющих не только добычную, но и перерабатывающую составляющую, также сейчас достаточно «головной боли».

Ситуация же с Приобским месторождением — это момент не развития, а „латания дыр“, хотя прицел здесь выбран амбициозный — на перспективу разработки месторождений в Арктике. И я тут, во-первых, вижу нарушение конкурентных правил как таковых, а во-вторых, возникает резонный вопрос по стратегии развития: каков коэффициент извлечения нефти?

Никита Масленников

руководитель проектов ИНСОР

Как полагает собеседник News.ru, активизируя льготную тематику в применении её к «нефтянке», мы тем самым забываем, что у нас на материковой зоне нефтедобычи существует нешуточная проблема повышения коэффициента извлечения, который по мировым меркам не очень высок. К тому же у нас огромное количество забалансовых скважин, которые вполне могут передаваться средним и мелким компаниям.

Масленников сравнил сформировавшуюся структуру нефтяной отрасли с лоскутным одеялом, когда четверть действующих месторождений пользуется теми или иными льготными послаблениями; и вот здесь, по его мнению, было бы разумнее сначала упорядочить уже имеющуюся на данный момент всю налоговую картину в привязке к «нефтянке», а не изобретать новые налоговые механизмы.

Нам надо практически создавать и укреплять кластер средних добывающих компаний и именно их обеспечивать налоговыми преференциями, — а то, что льготы получают такие гиганты, как «Газпром нефть», — это не совсем экономически обосновано и справедливо, — заключает эксперт.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен