В федеральное правительство обратился депутат от КПРФ, кандидат в президенты от этой партии в 2004 году Николай Харитонов с предложением сделать послабление для жителей Дальневосточного округа — гарантировать им выход на пенсию раньше жителей других российских регионов, по прежнему пенсионному закону. Насколько эта инициатива действительно продиктована заботой о дальневосточниках и может ли она остановить миграцию населения с востока страны на её запад — в материале News.ru.


В письме парламентарий — являющийся, кстати, главой думского комитета по региональной политике, проблемам Севера и Дальнего Востока — без обиняков и, что не удивительно, без каких-либо расчётных обоснований, предлагает установить для дальневосточников в самое ближайшее время прежний возраст выхода на пенсию — 55 лет для женщин и 60 — для мужчин. В Госдуме 14 ноября должны пройти парламентские слушания по этому вопросу. Предложение поддержали некоторые депутаты от «Единой России», имеющие, видимо, свои интересы в ДФО.

В правительстве отрицательно восприняли саму эту идею, раскритиковав её авторов, не объяснивших, где они собираются изыскивать необходимые для этого 16,2 млрд рублей.

В Кремле также не рассматривают ни в каком виде изменений пенсионной системы, в том числе на Дальнем Востоке, заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Мы никак не оцениваем эту идею, позиции на этот счёт нет.

Дмитрий Песков

пресс-секретарь президента РФ

Харитонов прежде всего ссылается на продолжающийся высокий отток жителей из Дальневосточного региона, который после начатой пенсионной реформы только усилился.

Действительно, как следует из мониторинга демографии РАНХиГС, наиболее быстро теряющий своё население регион — это Дальний Восток. Согласно исследованию, из Дальневосточного федерального округа в 2018 году отток населения был равен 33,1 тыс. человек (для сравнения — в 2017-м этот показатель был равен 28,5 тыс.). Старания федеральных органов власти сделать регион привлекательным и для населения, и для потенциальных инвесторов с помощью дополнительных финансовых вливаний или нашумевшего «дальневосточного гектара» пока к ощутимой стабилизации положения не приводят.

С гектаром же получается если не полный конфуз, то уж точно неувязка. Первоначально его стали выделять только местным жителям, к тому же размер «подъёмных» не позволял говорить о каком-либо серьёзном обустройстве. Денежные механизмы заиграли, но ненадолго. Хотя были декларированы субсидии и льготные кредиты на открытие бизнеса, на приобретение стройматериалов. Для новых дальневосточников были объявлены гранты «Начинающий фермер», «Агростартап», началась выплата ссуд на покупку агротехники и мобильных торговых точек.

Но, по материалам Агентства по развитию человеческого капитала, с начала реализации программы (по январь 2019 года) мерами господдержки воспользовались лишь 1,8 тыс. получателей «дальневосточных гектаров» на сумму 523 млн рублей.

По данным на май 2019 года, для раздачи земли людям «нарезано» около 188 млн гектаров. Но с начала действия программы ею воспользовались всего 67 803 россиянина.

На фоне этого Николай Харитонов со своими немногочисленными единомышленниками убеждён, что придуманная в преддверии очередного избирательного цикла комбинация с пенсионным возрастом — та «палочка-выручалочка», которая поможет решить все дальневосточные проблемы.

По его словам, ДФО — особая территория с суровыми климатическими условиями.

Для того чтобы люди туда приезжали и оставались, нужна особая мотивация. Одним из её элементов и мог бы стать пересмотр параметров пенсионной системы.

Николай Харитонов

депутат Госдумы

Депутаты от дальневосточных субъектов выказывают осторожную солидарность с представителем КПРФ. Так, парламентарий от Магаданской области Оксана Бондарь уверена, что если бы для жителей ДФО не на бумаге, а на деле работала бы такая преференция, то удалось бы остановить миграцию, опустошающую края и области региона.

Заместитель директора Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов считает предложение депутата Харитонова невозможным по исполнению прежде всего чисто технически и финансово, т.к. реализация вступившего в действие в прошлом году нового пенсионного законодательства — как бы кто в обществе к нему ни относился — опирается не на чьи-то благие пожелания, а на уже проведённые расчёты и в федеральном бюджете, и в Пенсионном фонде.

Согласно этим расчётам и, соответственно, трансфертам в региональные отделения ПФР, никак не предусмотрено выделение дополнительных денег на то, чтобы с 2020-го или 2021-го дальневосточники выходили бы, в отличие от остальных россиян, на пенсию по прежней схеме: женщины в 55 лет, а мужчины — в 60.

Тем более, указывает эксперт, в предложении не мотивирован географический фактор. У нас, как известно, кроме Дальнего Востока, есть ещё и Крайний Север, есть Сибирь, да и в европейской части страны — если брать, допустим, Архангельскую область, Республику Коми — далеко не всё благополучно и с уровнем жизни, и с показателями рождаемости и смертности, если не брать во внимание только суровые климатические условия. Чем жители Ненецкого автономного округа (где, кстати, всю зиму полярная ночь) хуже жителей Приморского края и почему они должны выходить на пенсию на пять лет позже жителей Владивостока, Хабаровска и Находки?

В чём прав Харитонов, по оценке экономиста, — это в том, что действительно не прекращается отток жителей ДФО «на материк», как они называют, то есть в направлении европейской части Российской Федерации. Но, во-первых, существуют другие, более эффективные механизмы «удержания» российского населения в отдалённых регионах, а во-вторых, инициатива Харитонова лишена логики. Дальневосточники одариваются правом уходить на пенсию раньше других, но получится так, что они достигнут этого возраста и уедут со своими семьями ближе к Москве, и искомая задача приращения Дальнего Востока российским населением так и не будет решена.

Безусловно, популизм во многом объясняет появление такого рода инициатив, считает Миронов.

Хотя сам Харитонов никакой „крамолы“ не совершает. Возможно, он просто выполняет свои предвыборные обещания, как депутат от КПРФ, по недопущению повышения пенсионного возраста. Но только непонятно, почему он беспокоится столь специфическим образом только о дальневосточниках, противопоставляя их жителям всех других российских регионов.

Валерий Миронов

заместитель директора Института «Центр развития» НИУ ВШЭ

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен