Заявление министра иностранных дел России Сергея Рябкова об активизации работы по сокращению зависимости нашей страны от доллара как расчетной валюты, что, по его словам, «становится насущной необходимостью», вызвало оживленную реакцию в экспертном сообществе. Подавляющее большинство аналитиков сходится во мнении, что ослабление зависимости от доллара является делом непростым, если вообще реальным, и далеко не скорым.


Заявление Сергея Рябкова по доллару появилось через несколько дней после вступления в силу закона США об ужесточении санкций против России. До этого вопрос об американской валюте ставился в критической плоскости на высоком официальном уровне в 2014 году — до введения США первых санкций против России.

В марте 2014 года советник президента РФ Сергей Глазьев в интервью РИА Новости заявил: «Мы будем вынуждены уходить в другие валюты, создавать свою расчетно-платежную систему. У нас прекрасные торгово-экономические отношения с нашими партнерами на Востоке и на Юге, и мы найдем способ не только обнулить нашу финансовую зависимость от США, но и выйдем из этих санкций с большой выгодой для себя». По его словам, «попытка объявить о санкциях против РФ обернется крахом для финансовой системы США, который повлечет прекращение доминирования США в мировой финансовой системе».

Предсказания Сергея Глазьева, как видно, ни в коей мере не оправдались, и финансовая система США как была, так и осталась доминирующей в мире. Что касается ухода в другие валюты, то здесь тоже ничего не произошло.

Правда, осенью 2016 году первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил о намерении Москвы использовать национальные валюты в торговых отношениях с Вьетнамом. В декабре того же года глава турецкого правительства Бинали Йылдырым объявил о том, что Центробанки Турции и России прорабатывают технические вопросы для перехода на российский рубль и турецкую лиру во взаимной торговле. Но более конкретная информация на эту тему не появлялась.

«Москва уже так долго активизирует тему перехода в расчетах от американской валюты к какой-то более независимой денежной системе или просто к расчетам с использованием рубля, что очень сомнительно ... чтобы Россия ушла от доллара в международных расчетах», — заявил в интервью НСН руководитель центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов, комментируя заявление заместителя главы МИД Сергея Рябкова. Поэтому, по его словам, «все это выглядит очень неубедительно».

В свою очередь, главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова напоминает, что дискуссия в 2014 году показала, что «уйти от доллара не очень реалистично — нет других ликвидных валютных рынков». «У евро нет такого оборота. Российский валютный рынок это на 95% оборот рубль-доллар и 5% - остальные валюты», — сказала она в интервью РИА Новости.

Главное же препятствие на пути реализации подобных намерений, как считают эксперты, заключается в несоизмеримости российской и американской экономик.

По данным МВФ по состоянию на июнь 2017 года, объем ВВП США составляет 19,284 трлн. долларов. Второе место занимает Китай – 12,263 трлн. долларов, третье — Япония (4,513 трлн. долларов). Россия находится на скромном 13 месте с 1,267 трлн. долларов, уступая Испании (1,291 трлн. долларов), Южной Корее (1,379), Канаде (1,53), Бразилии (1,556), Италии (1,901), Индии (2,487), Франции (2,537), Великобритании (2,885) и Германии (4,513 трлн. долларов).

Это означает американская экономика устанавливает правила игры в мире, а доллар является основной международной расчетной единице. Не случайно Россия почти треть своих международных резервов — 109 млрд. долларов — держит в гособлигациях США. В 2013 году этот показатель доходил вообще до 138 млрд. долларов.