USD  66.2416 EUR  75.7075
GOLD1,242 $   Brent60.36 $ Bitcoin3,404.07 $
МОСКВА0°C00:14
ПОИСК ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

У россиян отбирают сберкнижки

АГН «Москва»

Власти в очередной раз наступают на горло анонимности, на этот раз в финансовой сфере

Государство всегда заботится и бережёт наших граждан. Для повышения прозрачности финансовой системы с 1 июня появится ряд ограничений. Чтобы они не стали ни для кого сюрпризом, News.ru разбирался, от чего россиянам придётся отказаться.

В России вступают в силу важные поправки в несколько законов, в т.ч. в ФЗ «О банках и банковской деятельности» и «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма».

Прощай, сберкнижка!

Прежде всего, речь идёт о запрете неименных сберегательных сертификатов и сберегательных книжек. Соответствующие поправки были внесены в Гражданский кодекс РФ, они исключают реализацию ценных бумаг на предъявителя.

Парламентарии, принявшие законопроект, настаивали, что сертификаты и сберкнижки на предъявителя имеют серьёзные недостатки, так как позволяют идентифицировать только лицо, которому был выдан этот документ, а также предъявителя к погашению, но не иных лиц, участвующих в обороте.

Таким образом, ожидается, что в стране повысится прозрачность при обороте финансовых инструментов, попадавших ранее в категорию теневых.

До внесения поправок депозитный и сберегательный сертификаты могли быть предъявительскими и именными. Теперь же кредитным организациям запрещено заключать договоры банковского вклада с оформлением документов, удостоверяющих депозит на предъявителя. 

Global Look Press/Nikolay Gyngazov

Первым о прекращении выпуска сберегательных сертификатов заявил Сбербанк — основной эмитент этих банковских продуктов, также он не будет принимать их на ответственное хранение.

При этом выдача ранее принятых на хранение сертификатов и оплата по ним сохранится, тут никаких изменений не будет. Действовать банки будут как рестораны, работающие до последнего клиента. То есть пока есть ранее выданные сертификаты, операции по ним будут проводиться. Отметим, что сертификаты на руках у граждан будут погашаться в ходе визита в офис, а вот если сертификат находится на хранении в кредитной организации, то нужно будет проинформировать банк заранее.

Всего на начало 2018 года в стране было выпущено сертификатов на 490 млрд рублей.

Стоит отметить, что ни сберкнижки, ни сертификаты на предъявителя финансовыми учреждениями уже давно активно не выдаются. 

Вклад «Безымянный»

Не смогут россияне открыть и вклад на предъявителя. Он пришёл к нам из далёкого прошлого. Этот вид депозита был популярен в Советском Союзе и таким образом перекочевал и к нам. Но с годами спрос на подобные вклады у населения падал. Слишком много трудностей с ними возникало, да и далеко не все банки работали с такими продуктами. И если линейка обычных вкладов у банков постоянно обновляется, расширяется, и актуализируются ставки по ним, то в данном случае предложения носили, скорее, закрытый характер и широко не рекламировались.

Справедливости ради следует отметить, что среди многочисленных банковских продуктов вклады на предъявителя не могли являться самым популярным по причине отсутствия по ним страховых гарантий Агентства по страхованию вкладов, и исключение данного института из законодательства было, скорее, неизбежностью в рамках ведущейся борьбы с коррупцией и доходами, нажитыми преступным путём. В случае краха банка вкладчики не получили бы никаких денег, страховка на этот продукт не распространялась. Поэтому подобные вложения средств можно отнести к крайне рискованным.

Все мы анонимы

На верхнюю полку будут заброшены и анонимные электронные кошельки, но только те, которые находятся в юрисдикции РФ. 

Global Look Press/Frank Duenzl

И, скорее всего, именно этот запрет будет самой большой головной болью для индивидуальных предпринимателей и малого бизнеса. С помощью подобных кошельков можно было совершить переводы или гасить свою задолженность. Единственным ограничением было то, что сумма платежа упиралась в 15 тысяч рублей. Если больше, то человека уже нужно было идентифицировать. Как эту новеллу воспримет отечественный бизнес, испытывающий и так большое давление? Скорее всего, ему придётся искать другие способы для совершения операций. Ну а привыкание должно пройти безболезненно и не должно вызвать каких-либо трудностей у населения. 

VISA Unembossed

Неименные банковские карты и подарочные банковские карты тоже канут в Лету. Это был достаточно популярный в своё время продукт. Основным его плюсом было то, что карту клиент получал мгновенно. Несмотря на то, что неименная карта всё же была привязана к счёту клиента, то есть имела идентификацию, расплачиваться ей мог кто угодно. На самих картах не прописывались фамилия и имя клиента, поэтому её можно было передавать другим людям и даже пользоваться за границей.

Но именно эта анонимность в итоге сыграла с ними злую шутку. Во времена расцвета покупок по Интернету данный банковский продукт почувствовал на себе массу ограничений. Зачастую пользователи не могли проводить операции по карте, оплачивая покупки в глобальной Сети.

Небольшим спросом пользовались и подарочные банковские карты. Дело в том, что лимит по операциям по ним ограничивался — 40 тысяч рублей в месяц. Главное слово в них было — подарочные. Но вот как раз в качестве подарка они особо не пригодились. Намного чаще дарили подарочные сертификаты и подарочные карты торговых сетей. Ими было проще воспользоваться. Да и в качестве подарка у нас больше привыкли получать деньги в конверте.

А что дальше?

Запрет на неименные средства платежа, хранения денег и инвестиций — это, скорее всего, некий переходный период к полной персонификации всех финансовых операций. Не исключено, что нишу анонимных платежей сейчас займут интернет-системы перевода денег, которых уже довольно много.

В течение ближайших 10–15 лет Россия может полностью перейти на электронные системы платежей. Таким образом, все средства населения будут видны, как на ладони. Для преступников, конечно, это проблема, но для законопослушных граждан — несомненное преимущество. Кредиты получать станет гораздо проще, и случаи с недобросовестными неплательщиками сойдут на нет.

Ксения Степанищева, старший юрист «Ковалёв, Тугуши и партнеры»:

— В настоящее время, согласно ФЗ «О национальной платёжной системе», общая сумма переводимых электронных денежных средств с использованием одного неперсонифицированного электронного средства платежа не может превышать 40 тысяч рублей в течение календарного месяца. При этом, если оператор не проводит идентификацию клиента–физического лица в соответствии с законом «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма», клиент может использовать электронное средство платежа при условии, что остаток средств не превышает 15 тысяч рублей. Тем не менее, 7 февраля 2018 года в первом чтении принят законопроект, вносящий поправки в закон «О национальной платёжной системе», согласно которому будет установлен запрет на снятие наличных денежных средств с помощью анонимных электронных средств платежа. При этом предусматривается, что находящиеся на них остатки денежных средств физического лица по его распоряжению могут быть переведены на счёт юридического лица, индивидуального предпринимателя, на счёт этого физического лица, а также на исполнение его обязательств перед кредитной организацией. Представляется, что предпринимаемые меры по борьбе с анонимностью обоснованы с учётом частоты использования анонимных электронных средств платежей в неправомерных операциях. При этом другое неизбежное последствие может в том числе заключаться в затруднении осуществления ИП, субъектами малого предпринимательства или просто физическими лицами относительно небольших платёжных операций, которые должны будут пользоваться банковскими картами и банковскими счетами во всех случаях.

Ольга Певная, начальник департамента собственных продаж БКС Банка:

— Запрет на «безымянные» продукты прежде всего заставит клиентов лично идентифицироваться перед покупкой какого-либо продукта, соответственно, будет больше прозрачности в обороте финансовых инструментов, которые ранее попадали в «тень». При этом большинство банков уже сейчас не предлагают клиентам «безымянных» продуктов, за исключением, наверно, сберегательных сертификатов, драгоценных монет или предоплаченных неименных карт с максимальным балансом 15 тысяч рублей. Таким образом, на ситуацию в банках первой сотни, на наш взгляд, новые требования сильно не повлияют. Многим банкам вообще ничего менять не придётся, поскольку требования уже соблюдаются. БКС Банк, например, при оформлении любого продукта проводит обязательную идентификацию клиентов, поэтому все продукты банка имеют конечного владельца, прозрачны с точки зрения доходности и налогообложения.

Александр Егоров, валютный стратег TeleTrade:

— С точки зрения выполнения требований законодательства о противодействии легализации доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма указанная мера вполне обоснована и, более того, давно назрела. Анонимные транзакции по любому легальному каналу давали возможность обхода требований законодательства и вполне могли использоваться в преступных целях. Банкам придётся перестроить свои системы проведения и учёта платежей и изменить продуктовую линейку. Но рано или поздно это пришлось бы сделать в рамках очередного этапа развития банковской системы. Гражданам, использующим упомянутые каналы перевода денежных средств, потребуется тратить чуть больше времени на оформление платежей. Этап привыкания не должен вызвать какие-либо трудности для большинства законопослушных участников. Уже сейчас многие банки предоставляют удобные сервисы и каналы для осуществления тех или иных операций, при этом многие рутинные процедуры заполнения различных форм и указания реквизитов автоматизированы, и многие получатели, в том числе и физические лица, идентифицируются по минимальным начальным данным, к примеру, по номеру телефона.

Иван Карякин, инвестиционный аналитик Global FX:

— Для банков и их клиентов это меняет, прежде всего, то, что все банковские услуги и операции будут персонифицированы. В принципе, и сейчас обезличенных операций уже осталось немного. Практически любые переводы, даже с персональной кредитки, если они делаются через операциониста, производятся по предъявлении паспорта. Но исчезновение банковских сертификатов на предъявителя потребует от банков других форм хранения и учёта этих сертификатов — депозитариев. Также непонятно, что будет с векселями. Ведь до сих пор обращение векселей в нашей стране регулируется «Положением о простом и переводном векселе», утверждённым Совнаркомом в 1937 году, по которому учёт векселей ведётся на самом векселе. Так что банкам придётся организовать инфраструктуру для персонального учёта платёжных документов и инвестиционных бумаг в документарной форме и нанять на работу новых специалистов. С другой стороны, персонификация, как платежей и хранения денег, так и инвестиций, вряд ли сможет обезопасить финансовые операции граждан — мошенники найдут новые способы воровства. А вот прозрачность и отсутствие анонимности сильно увеличат возможности фискальных структур, в том числе налоговой системы, отслеживать финансовые операции граждан. Ещё непонятно, что будет с облигациями, выпущенными в документарной форме. Ведь по закону «О рынке ценных бумаг», у нас все бездокументарые ценные бумаги — именные, и учитываются в реестрах и депозитариях, а все ценные бумаги, выпущенные в документарной форме — предъявительские.

Главный инвестиционный стратег ICBF Дмитрий Мурадов:

— Документарные формы платёжных и инвестиционных документов — это не обязательно анахронизм. Любые бумаги можно украсть или подделать. И предъявление сертификата или сберкнижки к оплате помогает преступнику обналичить украденное или будет мотивировать его на новые преступления. Но с точки зрения безопасности переход к именным формам платёжных документов выглядит сомнительным. Экономическую нишу быстро заполнят цифровые системы в Интернете, которых уже немало. В результате банки могут лишиться части вкладов, платежей или переводов, если кто-то захочет сохранить анонимность. В странах Запада с развитой финансовой инфраструктурой и цифровыми технологиями продолжают существовать предъявительские облигации, сертификаты и чеки. Чек из персональной чековой книжки является предъявительским платёжным средством в чужих руках, и непонятно, добровольно ли хозяин чековой книжки его выписал. Тем не менее, никто не отменяет неименные платёжные документы. В нашей стране со специфическим отношением к личным свободам возможности фискальных и правоохранительных организаций отслеживать действия граждан в финансовой сфере являются приоритетом перед удобством, личными свободами и здравым смыслом. И пока будет существовать для некоторых граждан или организаций необходимость в анонимности в финансовых делах, будет и предложение со стороны сетевых ресурсов по переводам, а, может, в дальнейшем и хранению денег. На Западе никто не отказывается от неименных финансовых документов, если в них есть необходимость. А в нашей стране недоверие к собственному законодательству толкает власти идти по пути всё новых ограничений и запретов.

Николай Котов, специалист департамента аналитики компании «АНАЛИТИКА Онлайн»:

— Суть предельно ясна: РФ встаёт на путь борьбы с теневой экономикой. Доказательством этому выступает запрет на использование касс старого образца (ККТ) и обязательный переход на онлайн-кассы. Правительство хочет видеть весь денежный поток внутри страны и борется с чёрным налом. Сложность возникнет только в том, что верифицировать криптокошельки пока не представляется возможным. Банки будут полностью контролироваться, таксисты будут обязаны стать ИП, а предприниматели — использовать кассы, которые в онлайн-режиме передают сведения в налоговую через оператора фискальных данных. В целом, большинство банков уже ушли от системы анонимных книжек и карт. Исключением является Сбербанк. Думаю, закон предназначен именно для этого банка. Уже прошло время сберегательных книжек, и от этого нужно уходить. Система электронных платежей должна полностью заменить привычные нам наличные. 


самое читаемое

Другие новости
Top