USD  61.3222 EUR  75.6532
GOLD1,336 $   Brent74.06 $ Bitcoin8,891.31 $
МОСКВА6°C10:02
поиск ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

«Северный поток — 2» пробивает дорогу

Nord Stream 2/Aксель Шмидт

экономика [ Версия для печати ]
Когда деньги по новой трубе потекут в Россию

Несмотря на жёсткое противодействие со стороны США, проект «Северный поток — 2», призванный снизить зависимость РФ от украинского транзита газа, продолжает понемногу пробивать себе дорогу. Финляндия дала второе и окончательное разрешение на строительство газопровода, тем самым присоединившись к Германии, с которой уже всё согласовано.

Оператор проекта, компания Nord Stream 2, сообщает на своём сайте, что от Финляндии получен «полный комплект разрешений, необходимый для строительства и эксплуатации 374-километровой финской секции газопровода». В конце марта аналогичный «полный комплект» был получен от Германии. Теперь на очереди Дания и Швеция: с этими странами процедуры получения разрешений пока «идут по графику».

В рамках «Северного потока — 2» планируется построить две нитки газопровода общей протяжённостью около 1230 км и мощностью 55 миллиардов кубометров газа в год. Новый трубопровод будет проложен рядом с уже действующим «Северным потоком» от побережья России через Балтийское море до Германии.

Политическая труба? Газопровод окупится не скоро

Среди экспертов не утихают споры относительно экономической целесообразности проекта. Вложения в него оцениваются в $9–10 млрд, причём эта сумма включает только строительство подводной части по дну Балтийского моря. Чтобы вернуть такой объём средств и начать получать прибыль, может потребоваться не одно десятилетия, учитывая, что «Газпрому» придётся держать низкие тарифы, о которых, скорее всего, договорились участники проекта.

В связи с этим высказывается мнение, особенно в нём упорствуют американские и украинские эксперты, что строительство нового газопровода преследует не столько коммерческие, сколько политические цели. Это и давление на Украину, и усиление зависимости Европы от газа из РФ, чего особенно боятся Польша с Венгрией и Румынией, а также маленькие, но гордые прибалтийские страны — Литва, Латвия и Эстония. Критики проекта также опасаются, что часть расходов на строительство «Газпром» может переложить на российских потребителей, повысив цены на газ внутри страны.

Между тем финансовый директор Nord Stream 2 Пол Коркоран неоднократно утверждал, что новый газопровод будет выгоден России. Он мотивировал это тем, что издержки на транспортировку газа по трубопроводу «Северный поток — 2» будут вдвое меньше, чем через территорию Украины. Таким образом, сам факт, что не придётся платить Украине за транзит, позволит «Газпрому» сэкономить около 1$ млрд долларов в год.

С этой точки зрения окупаемость проекта могла бы составить порядка десятилетия. Однако существуют моменты, которые увеличат нормальные сроки окупаемости. Это, в частности, необходимость поддерживать сравнительно низкие тарифы, чтобы сохранять привлекательность для Европы именно российского газа по сравнению с альтернативными источниками поставок, включая американский сжиженный природный газ (СПГ).

Кроме того, неблагоприятным моментом является применение Евросоюзом так называемого Третьего энергопакета, который требует, чтобы на территории ЕС к трубопроводу был обеспечен доступ для любого поставщика газа. В связи с этим «Газпром» уже и сейчас поставляет по первому «Северному потоку» меньше газа, чем мог бы. Российский газ, приходящий в Германию через Балтийское море, затем попадает в трубопроводную систему Opal, по которой распределяется дальше по континенту. Однако половина мощностей Opal не задействуется в расчёте на мифического альтернативного поставщика. Эта ситуация, вероятно, распространится и на «Северный поток — 2», который не сможет работать на полную мощность.

gazprom.ru

В любом случае, ввод новой северной трубы жизненно важен как для России, так и для Европы, где в связи с закрытием АЭС неуклонно растёт спрос на газ. Особенно актуальным альтернативный маршрут выглядит сейчас, когда «Газпром» и Украина готовятся досрочно разорвать транзитный договор, действующий до конца 2019 года. При этом Киев пока находится в лучшем положении и вполне способен диктовать свою волю «Газпрому», имеющему долгосрочные обязательства перед европейскими потребителями.

А как же Украина?

Ввод в строй нового газопровода станет серьёзным ударом по украинским олигархам, лишив их примерно $2 млрд годового дохода. Именно страх потерять практически дармовую кормушку является главной причиной столь бешеной истерии, звучащей в заявлениях украинских политиков по «Северному потоку — 2».

Ранее Украина, пользуясь правом монополиста, могла устанавливать для «Газпрома», связанного жёсткими контрактами с Европой, практически любые тарифы на транзит. Поэтому российскому газовому гиганту приходилось прибегать к нерыночным мерам, чтобы хоть как-то обуздать жадность украинских партнёров. Но всё равно украинские тарифы были почти вчетверо больше средних по Европе.

Представители «Газпрома» не раз говорили, что начало поставок газа по «Северному потоку — 2» не будет означать полное прекращение транзита через Украину. Этот маршрут также останется востребован, однако «Нафтогазу» придётся загнать свои аппетиты в рыночные рамки.

Замглавы Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексей Гривач:

— Северный поток необходим для того, чтобы снизить транзитные риски и одновременно создать возможности для поставки дополнительных объёмов российского газа европейским потребителям в условиях роста спроса на импортный газ. Капитальные вложения в проект определены на уровне 9,5 млрд евро, с учётом стоимости финансирования, инвестиции должны окупиться в течение 15 лет.

Плюсы проекта для Европы в том, что европейцы получат дополнительный надёжный и эффективный маршрут поставок газа из России, располагающей большими запасами и способной удовлетворять спрос со стороны рынка по конкурентоспособным ценам.

Что же касается украинского транзита, то он может сохраниться при выполнении двух условий: роста спроса на российский газ в Европе и наличия экономически обоснованных условий и гарантий безопасности самого транзита через Украину. По этому поводу ещё предстоят переговоры.

Алексей Калачёв, эксперт-аналитик АО «Финам»:

— Очевидно, что основной целью второй очереди «Северного потока» является возможность радикального сокращения транзита газа через Украину. После окончания строительства транспортные возможности «Газпрома» в европейском направлении станут избыточными.

Окупаемость будет зависеть от роста экспорта газа в Европу и от того, сколько «Газпром» сэкономит на сокращении транзита через Украину. В прошлом году транзит через Украину составил 93,5 млрд кубометров, и Украина могла заработать на этом около $3 млрд. Соответственно, перенаправив больше половины этого объёма по северному маршруту, «Газпром» может экономить, а Украина потерять где-то $1,5–2 млрд в год.

Не думаю, что Беларусь потеряет что-то при этом. Мощностей второго «Северного потока» не хватит на то, чтобы лишить транзита обе страны.

Через Беларусь проходит в сторону Европы примерно 40 млрд кубометров газа в год. Причём отношения стран таковы, что стороны расплачиваются часто взаимозачётом, в кредит и по льготным тарифам, так что проблемы экономии на белорусском транзите нет. Однако новые транспортные мощности, конечно, могут создавать определённую угрозу для Беларуси и служить в перспективе инструментом политического давления.

Больше всего выигрывают подрядчики строительства новых газопроводов, так как «Газпром» не скупится на инвестиции. Затраты на «Северный поток — 2» должны составить около $10 млрд.

В свою очередь Европа заинтересована в диверсификации маршрутов и источников получения природного газа. Планы «Газпрома» несут в себе определённые риски в связи с этим. Получение разрешений на строительство газопровода — это лишь часть проблемы этого проекта.

«Северный поток — 2» совершенно однозначно подпадает под действие «Третьего энергопакета», и уже в силу этого возможности его эксплуатации будут сильно ограничены. Еврокомиссия требует, во-первых, чтобы транспортировочные и трейдинговые структуры не были аффилированы между собой и с добывающими компаниями, что противоречит корпоративной архитектуре «Газпрома». И во-вторых, в новые трубы должны иметь доступ альтернативные поставщики газа, и весь объём трубы не может быть заполнен лишь одним из них, что уже ограничивает возможность заполнения трубы «Газпромом» в полном объёме. И наконец, Европа ставит условие сохранения украинского транзита. А кроме того, несмотря на рост продаж газа в Европу «Газпромом», Европейский союз продолжает искать альтернативные источники, чтобы в меньшей степени зависеть от доминирующего поставщика. Всё это может значительно продлить сроки окупаемости проектов «Газпрома».


Top