На ПМЭФ-2019 президент «Опоры России» Александр Калинин рассказал News.ru о механизме реализации нацпроекта по поддержке малого и среднего бизнеса, а также о взаимодействии государства и общественных организаций в этом вопросе и статусе самозанятых в стране.


— Что произошло за полгода с начала реализации нацпроекта по поддержке МСП?
— Сейчас идёт настройка самого механизма реализации нацпроекта. Конечно, главное, что малый бизнес вошёл в топ-12 приоритетов в стране. И под это дело в прошлом году была выстроена целая система взаимодействия между правительством и общественными организациями, такими как «Опора России», самим бизнесом, который мы представляем. У нас сейчас очень чётко увязаны развития, которые предполагает нацпроект, с задачами, которые ставятся всем сотрудникам министерств, ведомств на федеральном и региональном уровнях. То есть сейчас понятно, кто и чего должен добиться, с кого и что нужно спрашивать. И в первые месяцы текущего года как раз по-другому закрутился маховик выполнения поручений президента.

Выделены были деньги, финансы уже доведены до регионов, а там в основном средства идут в регионы, я говорю про нацпроект «Малый бизнес», прежде всего, в котором мы участвуем. Механизм реализации выявил некоторые места несогласованности. Я просто приведу конкретный пример. Мы обещали в этом году предпринимателям кредитов на 1,1 трлн рублей под 8,5%. Мы столкнулись с тем, что первоначальный вариант этой программы был бюрократизирован различными пропорциями, ограничениями. «Опора России» обратилась в Министерство экономики и Министерство финансов. Буквально недавно между майскими праздниками формат выдачи кредитов был кардинально пересмотрен и изменён. Я надеюсь, что уже сейчас, начиная с июня, выдача кредитов под льготный процент будет носить массовый характер по всей стране.

Второй момент. Очень много было вопросов по режиму самозанятых. Нам удалось создать с правительством простой режим после трёх лет напряжённых дискуссий, но действует он пока только в четырёх регионах. Мы хотим, чтобы со следующего года любой регион РФ, который пожелает присоединиться к эксперименту, мог начать регистрацию через портал Федеральной налоговой службы самозанятых. В частности, Санкт-Петербург. Мы надеемся что Государственная дума такие изменения примет в осеннюю сессию.

С сентября по всей стране пойдут телевизионные ролики, по радио, через социальные сети будут определённые информационные блоки, популяризирующие малый бизнес. Не бойтесь, приходите! Вот — институты поддержки, в том числе «Опора России», вот — финансовый институт, вот вам бизнес-навигатор, и так далее. То есть это будет престижным видом активности с точки зрения государства.

— Стоит ли ожидать расширения льгот для самозанятых?
— Этот вопрос активно обсуждается. Конечно, да. В частности, надо понять, что интересует самозанятых. Это возможность получения в аренду у муниципалитетов по льготной ставке, то, что есть для микробизнеса во многих регионах. Это возможность получения микрозаймов в фондах, которые существуют во всех регионах, где можно получить кредит до 5 млн на пять лет под очень приятные 7,5%, к примеру. Многие самозанятые этим также интересуются. Кроме того, возможность работы с другими институтами поддержки, такими как Фонд Бортника, возможность получения грантов, если у тебя есть патент на изобретение, ну и так далее. Самозанятый должен получить те же самые доступы к государственным сервисам, как и действующие сегодня индивидуальный предприниматель и малое предприятие.

— Сколько уже самозанятых в России?
— На прошлой неделе было зарегистрировано более 100 тысяч [самозанятых]. Этого мало кто ожидал, но мы в это верили. Потому что видели — то, что сейчас предложило правительство, — это прорыв. Люди активно скачивают соответствующее приложение и в течение пяти минут становятся самозанятыми.

Alexander Legky/Russian Look/Global Look Press

— Что можно сказать про акселерацию микробизнеса?
— Это большая проблема. У нас в прошлом году количество средних предприятий снизилось более чем на 7% в стране, а количество малых предприятий — более чем на 6%. Вырос только микробизнес. Это ещё раз подтверждает правоту «Опоры России», что нужны отдельные меры для растущего бизнеса. То есть человек покупает уже «штанишки» микробизнеса, он становится малым бизнесом, и у него другая система налогообложения, к нему гораздо более пристально относятся контрольные и надзорные органы. Это ограничения. Мы, во-первых, добились того, что в национальном проекте есть строчка о том, что для таких компаний, которые стали уже не микропредприятиями, а малыми или средними, должен быть разработан специальный стимулирующий налоговый режим. Этого пока нет. У нас есть своё предложение, у «Опоры России». Пока это даже, честно сказать, активно не обсуждается. Я надеюсь, что Питерский экономический форум поможет продвинуться в этом направлении. То, что записано в проекте, нужно выполнять. Это ключевое принципиальное видение не только «Опоры России», но и президента нашей страны. Он об этом говорил 8 мая на совещании по национальным проектам. И тренд на уменьшение среднего и малого бизнеса, конечно, надо поменять.

— Сколько в бюджет приносит малый и средний бизнес?
— У нас сейчас статистика, к сожалению, только подходит. Мы это узнаем где-то примерно ближе к июлю — точные цифры за I квартал. Но я могу сказать, что в прошлом году вклад малого бизнеса в экономику в целом слегка подрос. И средние обороты предприятий выросли, и, что самое приятное, при снижении численности средних и малых предприятий они стали больше инвестировать. То есть средние инвестиции от одного предприятия существенным образом в прошлом году выросли. Это значит, что тот бизнес, который нашёл себя на рынке, сейчас вкладывает в развитие. И вот этот процесс надо тоже как-то поддержать, в том числе кредитами под 8,5%, потому что инвестиции за счёт только своих средств очень тяжело осуществлять. Поддерживать нужно в том числе новым инструментом — это и кредитование под интеллектуальную собственность, у нас такого, к сожалению, пока нет, но мы обсуждали это с Роспатентом. Это должно быть сделано. Есть патент, есть промышленный образец — это что-то стоит. Давайте сделаем систему оценки, тогда у нас инновационные компании начнут расти. Потому что если я изобретатель и у меня, извините, только патент и я хочу его коммерциализировать, открыть своё дело, но ни один банк не берёт его в залог, потому что нет методик, в том числе согласованных с ЦБ, ну и что? Я хожу без денег и ищу бизнес-ангела? А это не всегда просто — найти бизнес-ангела. Этим тоже надо заниматься. Это у нас в повестке. Мы только что это обсуждали с председателем комитета Государственной думы по финрынку Анатолием Аксаковым. Мы договорились с ним в ближайшее время что-то в этом плане сгенерировать.