На открытии британского авиакосмического салона Фарнборо было заключено контрактов на $46,4 млрд. Эта сумма в два раза больше показателей авиасалона в 2016 году. К сожалению, на этот раз Россия не была представлена продукцией военного назначения, однако гражданская авиация, главным образом — «Сухой СуперДжет 100» и МС-21 — стали нашей визитной карточкой. News.ru разбирался, насколько экономически выгодны для нашей страны подобные площадки.


Всего в первый день авиасалона удалось подписать контракты на покупку 311 гражданских самолётов. России смогла договориться о продаже 20 лайнеров SSJ100 и МС-21. Покупателем выступил перуанский перевозчик Peruvian Airlines. И этот договор — весьма большое достижение для Москвы, т.к. пока что лишь мексиканская компания InterJet была единственным крупным иностранным заказчиком на «СуперДжеты». Выйти и закрепиться на латиноамериканских рынках Россия пробует с 2013 года, однако пока встречает ожесточённое сопротивление со стороны конкурентов.

Самолет Sukhoi Superjet-100 во время показательного полетаТАСС/Сергей Савостьянов

Самолет Sukhoi Superjet-100 во время показательного полета

Но в Фарнборо не было основных отечественных компаний, которые могли бы реализовать крупные контракты по продаже военной техники. Речь идёт о Роскосмосе, Ростехе и Рособоронэкспорте. Организационный комитет салона запретил им выставлять свою продукцию. Россию начали выживать из европейских авиасалонов после кризиса на Украине. В ответ на это Москва сделала резкий разворот на восток, заявив, что европейские рынки для неё перестали быть интересными, т.к. основной акцент теперь делается на выставочных площадках стран Азии.

Пока поставки по заключённым сделкам не начались. Ожидается, что в ближайшее время SSJ100 получат Монголия (2 шт) и Иран (40 шт). Кроме того, Афрэксимбанк готов был выделить $500 млн авиакомпаниям Африки на приобретение самолетов российского производства.

Чем же так привлекательны уникальные российские самолеты, используемые в гражданской авиации? Подробности — в инфографике, подготовленной News.ru, и в комментариях экспертов.

Экономической выгоды для России нет. Страна не была представлена на выставке, контракты заключали без РФ. Однако, по комментариям министра промышленности и торговли Российской Федерации, Ле Бурже и Фарнборо себя изжили, потому что техника, которая у нас сегодня производится, поставляется несколько на другие рынки. Кроме того, по этой ситуации большой трагедии в РФ не строят из-за определённого иммунитета к трудностям в участии России на авиасалоне Фарнборо в 2014 и 2016 годах. Вопрос отказа в визах, и отказа в участии был обусловлен санкционным давлением. Сейчас России можно рассчитывать на возобновление сотрудничества с европейскими странами только в случае улучшения отношений США и РФ, потому встреча двух лидеров 16 июля была столь весомой и значимой для разных отраслей. Тот факт, что нет сигналов об ухудшении внешнеполитического фона можно уже считать позитивным сигналом для среднесрочных ожиданий в отношениях двух стран.

Денис Владимиров

ведущий аналитик ЦСИТ

На авиасалоне в Фарнборо 2018 года контрактов заключено почти вдвое больше, чем на аналогичном мероприятии 2016 года, правда, Россия уже традиционно не смогла стать полноправным участником, по причине действующего в Великобритании эмбарго на покупку и продажу российской военной техники, которую организаторы запретили демонстрировать в любом виде (даже в виде моделей, презентаций, видео и т.д.) По причине санкций и запретов Ростех, Роскосмос, «Объединенная авиастроительная корпорация» отказались участвовать в авиасалоне и вести даже гражданскую продукцию. Так что участие России, как и экономический эффект, оказалось минимальным — на авиасалоне контракт заключен только между «Гражданскими самолетами сухого» и компанией из Перу — продано десять самолётов SSJ100 и десять самолётов MC-21. Каталожная цена лайнеров отличается от рыночной, иногда превышая ее почти вдвое. Таким образом, экономический эффект, по моим приблизительным оценкам, составляет около $600 млрд.

Ольга Прохорова

эксперт «Международного финансового центра»

На мероприятие в Фарнборо в этом году не поехали Роскосмос, Рособоронэкспорт и Ростех из-за запрета РФ представлять военную продукцию. Между тем, на этом авиасалоне отчётливо виден спрос на гражданские самолеты, причём покупатели явно заинтересованы в узкофюзеляжных моделях. Теперь будет интересно, смогут ли российские поставщики и производители соответствовать такому спросу. Есть, например, «ОАК», которую очень интересует этот сектор. Ещё год назад компания говорила о том, что планирует за 20 лет построить не менее 1,6 тысячи таких самолетов. Это, на минуточку, около 5% всего мирового спроса на самолеты подобного рода. Модель для выпуска, прежде всего, Sukhoi Superjet-100 со вместимостью менее 120 посадочных мест. Ещё заканчивается разработка модели MC-21, но её рынок не увидит ранее 2019 года. Основные конкуренты «ОАК» в этом секторе — Airbus, Boeing и Embraer. С ними, вероятно, придётся конкурировать не только в сроках поставок, но и в ценовом аспекте.

Анна Бодрова

старший аналитик «Альпари»

Пожалуй, самым важным моментом можно назвать продолжение стартовавшей в 2013 году экспансии ГСС в Латинскую Америку: до мероприятия соглашения были достигнуты только с мексиканской InterJet, тогда как в Фарнборо был подписан договор с перуанской авиакомпанией на поставку 20 самолетов. Тем не менее, стоит понимать, что ранее подобные сделки были заключены со многими странами, в том числе на Ближнем Востоке, Азии и Африке, однако, фактические доставки транспортных средств так и не начались. Возможно, всё дело в проблемах с обслуживанием самолетов и трудностях с поставками запасных частей. У ГСС крайне амбициозные планы, например, сейчас ведутся переговоры с рядом государств о поставке  модификаций SSJ-100: VIP-версий и грузовых лайнеров, но пока не будут решены проблемы с обслуживанием, и инвесторы не поверят в надежность продукции — шансов на дальнейшее распространение компании мало.

Алексей Федоренко

управляющий активами ICBF

Российская продукция военного назначения не участвует в экспозиции из-за санкционного эмбарго Евросоюза на экспорт военной техники из России. С экономической точки зрения это ущерб, причём и для российской стороны, и для международной аэрокосмической отрасли. Наиболее конкурентоспособная современная авиатехника России — именно военного предназначения. Её отсутствие в Фарнборо ограничивает возможность обмена опытом, продвижения разработок. С другой стороны, это можно рассматривать как проявление недобросовестной конкуренции и создание искусственных преимуществ другим производителям. При этом гражданская техника представлена Россией в Фарнборо. Компания «Гражданские самолёты Сухого» использует Фарнборо для того, чтобы закрепиться на перспективном рынке Латинской Америки.

Марк Гойхман

ведущий аналитик TeleTrade