Цены на нефть перестали быть ключевым фактором для курса рубля. Сегодня финансовые аналитики не следят за котировками североморской марки Brent (к которой привязана цена российской Urals) с той же тревогой, с какой они это делали до 2014 года. Иными словами, отечественная экономика утратила прежнюю критическую зависимость от ситуации на рынке нефти и продаж энергоресурсов за рубеж.


Добрые вести и опасения

Эту неделю рубль начал на хорошей ноте, поднявшись в понедельник до 64,7 к доллару и 73,1 к евро. На курс повлияла совокупность позитивных обстоятельств. Одно из них — вести с завершившегося в выходные Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ), на котором было заключено контрактов на сумму свыше 3 млрд рублей. Другой фактор — новость о том, что США удалось договориться с Мексикой о миграционной политике и предварительно отменить ввод торговых пошлин. Третий обнадёживающий момент — новость о возможном продлении действия сделки ОПЕК+ об ограничении нефтедобычи.

Добыча нефтиДобыча нефтиSerguei Fomine/Global Look Press

К слову, в пятницу рубль также продемонстрировал положительную динамику, во многом благодаря успешному размещению ОФЗ и позитивной повестке ПМЭФ-2019. А сорт Brent смог выйти в плюс по итогам недели, закрывшись выше уровня 63. Поддержку фьючерсам оказали разочаровывающие данные о росте новых рабочих мест в США всего на 75 тысяч против ожидаемых 175 тысяч. В этой связи воспринимаемая рынком вероятность снижения ставки ФРС в июле выросла с 66% до 83%. На ситуации отразился и отчёт от Baker Hughes, согласно которому число активных нефтяных буровых установок в США снизилось и достигло на прошлой неделе 789 — минус 11, а в годовом выражении — минус 73.

Впрочем, события вполне могут пойти по другому сценарию. Так, министр финансов РФ Антон Силуанов предположил, что мировые цены на нефть рискуют упасть ниже $40, ближе к $30 за баррель, если ОПЕК+ летом не договорится по сделке об ограничении добычи. В этой связи министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих заявил, что Москва и Эр-Рияд, а также в целом ОПЕК+ предпринимают «превентивные упреждающие шаги», чтобы не допустить подобного сценария.

Решающее влияние бюджетного правила

Но это всё — технические и сиюминутные нюансы. А есть факторы глобальные и долгосрочные. Очевидно одно — с некоторых пор взаимосвязь курса рубля и цены барреля резко ослабла. Как отмечено в недавнем докладе НИУ ВШЭ «Комментарии о государстве и бизнесе», в ближайшие несколько месяцев стоимость нефти может вырасти до $80 за баррель из-за дефицита на рынке, но это приведёт лишь к незначительному укреплению рубля.

Эластичность курса по нефти в последние годы снизилась из-за влияния западных санкций и политики Банка России, — говорится в докладе.

Как поясняют специалисты ВШЭ, возобновление Минфином в 2019 году покупок валюты на внутреннем рынке в рамках реализации бюджетного правила ставит рубль в предельно жёсткие рамки. Напомним, что финансовое ведомство направляет на покупку иностранной валюты дополнительные доходы от более высокой по сравнению с заложенной в бюджете цены на нефть в $40 за баррель. Бюджетное правило Минфина помогло в значительной степени разорвать историческую привязку курса рубля к цене нефти. Его исполнение было приостановлено в августе 2018-го из-за колебаний на рынке.

Нефтяное месторождение в Томской областиНефтяное месторождение в Томской области Nikolay Gyngazov/Global Look Press

Восстановление цен на нефть с 2015 года не транслировалось в столь же уверенный рост ВВП России — за последние пять лет чувствительность экономического роста к нефтяным ценам снизилась почти в три раза, подсчитали аналитики Citibank. Если в период с 2006 по 2013 год повышение цены нефти на $10 давало 1,4 п.п. к росту ВВП, то в 2013–2018 годах эффект от сопоставимого роста нефтяных цен сократился до 0,5 п.п., говорится в обзоре Citi от ноября 2018 года. В свою очередь председатель Счётной палаты Алексей Кудрин высказал мнение, что падение нефтяных котировок влияет на экономику сильнее, чем их повышение. Оно может уменьшить ВВП, поскольку сокращаются частные инвестиции.

По мнению руководителя направления фискальной политики Экономической экспертной группы Александра Суслина, более дешёвая нефть может затормозить темы накопления резервов в Фонде национального благосостояния (ФНБ) — в него «поступит меньше сверхприбыли». По словам же макроаналитика Райффайзенбанка Станислава Мурашова, действующее бюджетное правило изымает сверхдоходы из экономики и аккумулирует их на валютных счетах для последующей передачи в ФНБ.

Несырьевой сектор — опора экономики

Напомним, государство поставило цель — в ближайшие годы сделать несырьевой неэнергетический экспорт (ННЭ) опорой отечественной экономики. Задача обозначена в майском указе президента Владимира Путина, предписывающем нарастить ННЭ к 2024 году в два раза по сравнению с сегодняшним уровнем, до $250 млрд в год.

Проект Юг компании Транснефть по перевалке нефтепродуктовПроект "Юг" компании "Транснефть" по перевалке нефтепродуктов Виталий Тимкив/ТАСС

По словам спикера Госдумы Вячеслава Володина, сегодня проект бюджета всё больше опирается на ненефтегазовые доходы. В прошлом году нефтегазовый сектор дал 35,9% поступлений в госказну. В 2019 и 2020 годах доля должна снизиться до 33,7% и 33,4% соответственно.

Это действительно серьёзный шаг вперёд, это достижение, и мы должны понимать, что на это было непросто выйти. Мы вышли именно на такую структуру доходов через вызовы, через проблемы, через преодоление санкций, — заявил Володин.

До кризиса 2014 года российский бюджет более чем наполовину зависел от поступлений нефтегазового сектора. Сегодня всё несколько иначе, хотя Россия продолжает качать нефть с рекордной скоростью. И, кстати, у неё есть решающее преимущество перед странами ОПЕК (а они контролируют 40% мирового рынка чёрного золота): РФ сохраняет более устойчивую позицию на мировом рынке топливных ресурсов, благодаря наличию в энергетической корзине ещё одного важнейшего энерготовара — природного газа.