Российский бизнес практически перестал покупать иностранные компании. В первом квартале 2019 года общая сумма сделок составила совершенно ничтожную величину — $6,8 млн. Это второй за последние 20 лет самый низкий показатель, ниже был только 2017-м. По словам опрошенных News.ru экспертов, столь резкий спад активности на рынке слияний и поглощений связан с рядом неблагоприятных факторов, прежде всего, непростой геополитической ситуацией, оттоком капитала, волатильностью курса рубля.


Речь идёт о результатах исследования, проведённого компанией Refinitiv (бывшее подразделение Thompson Reuters). Сравнив показатели за первый квартал 2019 года с данными за аналогичный период прошлого года, её аналитики представили ещё три вывода.

Интерес падает

Первый: сумма сделок с участием российских компаний и иностранных компаний с российскими корнями (например, швейцарская Luxoft, которую в январе купила американская DXC Technology) упала на 45%, до $4,4 млрд. Второй: сумма сделок по покупке иностранцами российских бизнес-проектов достигла четырёхлетнего минимума, составив $1,48 млрд. Третий: сумма сделок внутри РФ снизилась на 85%, до 852,6 млн — минимума с 2004 года.

Спад активности на рынке слияний и поглощений указывает на то, что ключевые отрасли экономики РФ в основном прошли через этап консолидации, при этом общая конъюнктура — как макроэкономическая, так и геополитическая — способствует снижению интереса к сделкам M&A, — поясняет финансовый аналитик «БКС Премьер» Сергей Дейнека.

Главное — сохранить позиции

При этом, по его словам, тенденция окрепла под влиянием таких макроэкономических факторов, как замедление роста ВВП, волатильность национальной валюты и отток капитала. В значительной степени снижение сделок обусловлено ухудшившимися геополитическими условиями, а именно — планомерным усилением санкционного давления в отношении РФ. Поскольку деэскалация геополитической напряжённости пока не предвидится, ситуация не изменится, считает Дейнека.

В такой статистике ничего удивительного нет. Количество заключаемых сделок M&A снижалось продолжительное время. Причины — слабый рост российской экономики, особенно после 2014 года, а также резко возросшие политические риски в связи с санкциями со стороны США и их партнёров, — говорит ведущий аналитик Forex Optimum Иван Капустянский.

Фактор пакета DASKA

По его словам, сегодня для бизнеса главное — сохранить свои позиции. Рост же сделок M&A возникает в среде, когда компании пытаются активно захватить рынок. В свою очередь аналитик компании «ФинИст» Ирина Ланис напоминает о пакете санкций DASKA (Defending American Security from Kremlin Aggression Act) от 2 августа 2018 года, на который вполне закономерно отреагировали инвесторы. Если в январе 2017 года действующим на тот момент президентом Обамой был подписан указ о продлении антироссийских санкций ещё на год, в этом году мы видим реакцию на санкционные ограничения, которые коснулись сделок, связанных с инвестициями в российские энергетические проекты.

Не будем забывать: мы всё же страна, заточенная преимущественно на экспорт нефтепродуктов и СПГ. Пакет DASKA делает своё дело: иностранные инвесторы не рискуют связываться c российскими компаниями, поскольку есть вероятность осложнений по сделкам. Отечественные инвесторы также осторожничают, — говорит Ирина Ланис.

В этой связи, отмечает она, спад активности на рынке слияний и поглощений может затянуться на длительное время. Ланис напоминает, что Норвежский суверенный фонд уже принял решение избавиться от долговых бумаг РФ, а один из пунктов в пакете DASKA как раз касается запрета на сделки с российским госдолгом. Безусловно, резюмирует эксперт, остаётся ретейл и сфера услуг, но тот объём сделок, который может быть реализован за счёт этих направлений, крайне мал по сравнению с потенциалом нефтегазового сектора.

Как правило, мировой рынок слияний и поглощений достигает своих максимальных высот в конце экономического цикла, так было в 2007 году и в предыдущие периоды наблюдений с 1980-х годов. Это связано с тем, что часть бизнесменов, предвидя негативные перспективы, выходит в «кэш», а у других начинаются проблемы, лучшим выходом из которых становится поглощение или слияние, — поясняет главный аналитик Центра аналитики и финансовых технологий Антон Быков.

В противоходе к мировому рынку

Если посмотреть на текущую ситуацию, то в 2018 году, особенно в первой половине, фиксировались исторические рекорды, отмечает собеседник News.ru. Однако, по его словам, к концу года на этом рынке произошло замедление, поскольку усилилась напряжённость в торговле между США, Китаем и Евросоюзом, а темпы роста мировой экономики стали более низкими. Что касается России, то здесь рынок слияний и поглощений резко сократился: за 2018 год более чем на 25% упало количество сделок, и более чем на 15% уменьшился их долларовый объём.

Можно сказать, что российский рынок в 2018 году был в противоходе к мировому. Объяснить это не сложно, учитывая внутриэкономическую ситуацию в России и геополитические факторы, — говорит Быков.

По его словам, замедление темпов роста отечественного ВВП наблюдается с 2013 года, реальные доходы граждан падают уже более пяти лет подряд, действуют «западные» санкции и дамокловым мечом висит новый пакет. Поэтому в общем тренде сокращения числа сделок по слиянию и поглощению с участием российских компаний в течение последних десяти лет в 2018 году просто произошло дополнительное ускорение из-за ухудшения внешнеполитической ситуации.

Представить себе, что в ближайшем будущем ситуация может резко измениться, очень сложно. Необходимо стечение обстоятельств. То есть мировая экономика после замедления в конце 2018-го — начале 2019 года должна вернуться к устойчивому наращиванию темпов роста, а российская — второй год подряд показать рост выше 2%. Ну а США и ЕС должны резко поменять вектор риторики по антироссийским санкциям, — рассуждает Быков.

Если это случится, предполагает эксперт, пусть даже без ускорения глобальной экономики, количество сделок по слиянию и поглощению с участием отечественных компаний резко вырастет. Хотя российский бизнес стоит очень дёшево в сравнении с мировыми бенчмарками, это сейчас представляется почти фантастическим сценарием. Поэтому более вероятно дальнейшее сокращение рынка.

Сергей Булкин/News.ru

Немного истории

Если обратиться к новейшей истории России, можно вспомнить, что на заре отечественного рынка интерес к зарубежным активам ограничивался офшорами экзотических стран — с помощью фирм-оболочек осуществлялись операции по обналичиванию средств, а также их выводу за границу. К концу 1990-х единичные случаи приобретения зарубежных компаний воспринимались скорее как имиджевые акции. Когда в 2000 году ЛУКОЙЛ купил в США сеть бензоколонок Getty Petroleum Marketing, в России к этому отнеслись как к грандиозному рекламному ходу. Это было первое поглощение отечественным бизнесом западной публичной корпорации. Всего за $40 млн ЛУКОЙЛ получил контроль над одним из крупнейших бензиновых трейдеров США, оказавшимся в трудном финансовом положении.

В дальнейшем лидерами в приобретении зарубежных активов стали металлурги: им нужно было как-то обходить административные барьеры, ограничивавшие сбыт российского проката в США и Европе. Например, «Норильский никель» в 2003 году приобрёл контрольный пакет акций американской Stillwater Mining Company, единственного в США и крупнейшего за пределами Южной Африки и РФ производителя металлов платиновой группы. Затем в большинстве случаев основными внешними рынками для российских покупателей (причём не только металлургических и нефтегазовых компаний) стали страны СНГ. Сотовый оператор МТС в 2006-м приобрёл 100% акций крупнейшего оператора Туркмении Barash Communications Technologies, а также контрольный пакет акций киргизского оператора «Бител» за $150 млн.

Как показывает практика слияний и поглощений, среди основных мотивов покупки активов за рубежом — расширение ресурсной базы, выход на новые рынки сбыта и приобретение передовых технологий.