USD  65.9931 EUR  74.9022
GOLD1,223 $   Brent67.63 $ Bitcoin5,607.46 $
МОСКВА2°C04:43
ПОИСК ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

Картели съедают экономику

Андрей Цыганов РИА Новости/Максим Блинов

Андрей Цыганов

ФАС оценила совокупный ущерб от картельных сговоров в России

В России полным ходом идёт «картелизация экономики», утверждает Федеральная антимонопольная служба. Совокупный ущерб от картельных сговоров в стране может достигать 2% от ВВП, то есть бюджет ежегодно теряет миллиарды рублей, заявил замглавы ФАС Андрей Цыганов. По его словам, в 2017 году в России было возбуждено 675 дел об антиконкурентных соглашениях, из них 360 — о картелях. Это на 8% больше, чем в 2016 году. Выступая на совещании по вопросу развития конкуренции в Ставрополе, чиновник перечислил те сферы, в которых чаще всего выявляются факты картелизации: дорожное строительство, закупка лекарств и медицинских изделий для муниципальных и государственных нужд, транспорт и перевозки, ЖКХ, закупка продуктов питания.

Уголовный кодекс «не работает»

Тема картелизации наиболее конкурентных областей экономики становится головной болью российских властей. В апреле её поднял президент Владимир Путин, выступив на заседании Госсовета. Он заметил, что в сложившейся ситуации страдает, прежде всего, малый и средний бизнес, вытесняемый с рынков госструктурами. «У компаний с госучастием совершенно иные лоббистские и финансовые возможности, а также упрощённый доступ к кредитам. Как следствие, подрываются предпринимательская инициатива и стимулы к открытию своего дела», — резюмировал глава государства.

Речь идёт об уголовных преступлениях, об организованных группах, уточнил в марте на расширенном заседании коллегии ФАС глава ведомства Игорь Артемьев. По его словам, 80% на торгах — это картели, заранее состоявшийся сговор. Как правило, компании-участницы отделываются административными штрафами, к которым их приговаривают суды. Иногда ФАС удаётся «схватить» нарушителей своими силами, без привлечения правоохранителей. Однако, по мнению Артемьева, проблему это не решает: ст. 178 Уголовного кодекса (ограничение конкуренции) «не работает», поскольку силовые структуры «устранились» от борьбы с картелями.

Global Look Press/Archives Russian/Russian Look

Руководитель ФАС привёл два примера таких сговоров. Первый — нашумевшее дело о поставке в 2016 году вещевого имущества для нужд МВД, ФСБ и ФТС. Ответчиками по этому уголовному делу выступали 118 юридических лиц. Было выявлено 18 открытых аукционов в электронной форме, которые прошли в условиях сговора участников на общую сумму более 3,5 млрд рублей. Виновными признаны 90 компаний. Выяснилось, что ценовые предложения подавались от одной организации, остальные отказывались от борьбы для обеспечения победы «нужному» участнику и поддержания цен на высоком уровне. Другой, чуть менее громкий случай — картель на рынке лекарств. В 2016 году семь компаний из Москвы и Московской области участвовали в 1 тысяче торгов на поставку лекарств и медизделий, демонстрируя, по версии ФАС, «единообразное поведение», то есть снижая начальную цену лишь на 0,5−2%.

Сфера госзакупок

Картели считаются наиболее опасными нарушениями антимонопольного законодательства в мире, поскольку затрагивают стратегически важные отрасли экономики, такие как строительство дорог и больниц, обеспечение населения продуктами. В России одним из самых резонансных разоблачений картельных сговоров в области гособоронзаказа стало завышение цен на ракетное топливо гептил Салаватским химическим заводом в 2015 году. Картели являются основной «формой хозяйствования» в сфере госзакупок, констатировал Игорь Артемьев. В отличие от большинства стран, где рост ВВП обеспечивает малый и средний бизнес, в России локомотивом экономики остаются крупные корпорации, всецело зависящие от госзаказа.

В целом же возникновение таких сговоров — это давний общемировой тренд, связанный с процессом концентрации капитала для более эффективного освоения новых рынков сбыта. Скажем, в период с 1931 по 1946 год действовал так называемый Оловянный картель. Это международное монополистическое объединение контролировало большую часть добычи олова капиталистических стран. С целью получения сверхприбылей его участники в 1931 году прибегли к методу, который основывался на приёме под названием «корнер», изобретённом ещё в XVI веке немецкими купцами. Они скупили огромное количество олова, вызвав дефицит и резкий скачок цен. А спустя год продали свои запасы по баснословно высоким ценам. В этой связи вспоминается относительно недавняя российская история с солью и гречкой, когда стоимость на эти стратегические продукты неожиданно и резко повысилась.

Сергей Патракеев, партнёр «Ковалёв, Тугуши и партнёры»

За картели у нас установлена административная ответственность в виде штрафа. Но размеры этого штрафа считаются от оборота нарушителя и поэтому могут достигать внушительных многомиллионных сумм (точные ставки можно увидеть в статье 14.32 КоАП. — Ред.). Однако на практике ФАС столкнулась с тем, что даже такие штрафы не очень отпугивают тех, кто предпочитает недобросовестные формы взаимодействия с конкурентами. Поэтому всё чаще материалы о картельных нарушениях передаются из ФАС в следственные органы для рассмотрения вопроса о возбуждении уголовных дел.

Алексей Юферов, заместитель генерального директора юридической компании «Вектор права»:

Определить точный размер возможного ущерба для бюджета страны в связи с существованием картельных сговоров достаточно сложно. Для этого необходимо маркетинговыми и статистическими методами устанавливать сложные взаимосвязи участников рынка: вычислить продуктовые и географические пределы рынка для подтверждения факта реализации товара на одном из них. Далее уже легче выявить конкурентов и понять их завышенные ожидания от реализации товара на очерченном пространстве, а также выяснить тип завышения его стоимости. Если завышение составляет одинаковую пропорцию, то вполне вероятно, что действует картельный сговор, тогда как в нормальных рыночных отношениях конкуренты стараются «играть» ценой и быть более привлекательными для покупателя. Немаловажным фактором является наличие жалоб в ФАС на картельный сговор от потребителей. Конечно, все факты проверяются и внезапные проверки документации компаний направлены на выявление договоров о сотрудничестве конкурентов. В законодательстве прямо запрещено заключать картельные соглашения: картельный сговор, статья 178 УК РФ (ограничение конкуренции). Наказание зависит от способа и тяжести совершенного деяния, а также от суммы причинённого ущерба. Рассмотрим максимумы: доходом в особо крупном размере определена сумма в 250 млн рублей, ущербом в особо крупном размере определена сумма в 30 млн рублей. Максимальное наказание — лишение свободы на срок до шести лет со штрафом. Минимальное наказание, когда не было факта злоупотребления служебным положением или суммы были невелики, — штраф в размере 300−500 тысяч рублей либо принудительные работы на срок до трёх лет с лишением права занимать определённые должности.

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК:

Проблема картелизации действительно достаточно серьёзная: наша экономика отличается невысоким уровнем конкуренции из-за очень высокой степени монополизма. Правда, я не уверен, что ущерб в 2% от ВВП — это адекватная оценка.


самое читаемое
читайте также
экономика 17:40, 4 июля 2018
Экономика находится на пределе
Михаил Хазин рассказал News.ru, почему экономика России постоянно падает и выдержит ли она новый кризис
экономика 14:03, 19 июня 2018
ФАС сообщила о стабилизации цен на бензин
Этому поспособствовали принятые властями меры
Другие новости
Top