Свыше трети засекреченных государственных закупок в России — это палка о двух концах: в ней есть как несомненный вред, так и определённая польза для страны. Так говорят опрошенные News.ru эксперты, анализируя отчёт Минфина, согласно которому в 2018 году совокупная стоимость заключённых по 44-ФЗ засекреченных госконтрактов составила 2,4 трлн рублей, а доля таковых в общем объёме госконтрактов достигла 35%.


Всего в прошлом году было заключено 52,717 тысячи контрактов, содержащих государственную тайну. Крупнейшими заказчиками оказались Роскосмос (153 млрд рублей), а также Управление дорожно-мостового строительства и Мосметро (почти 250 млрд рублей на пару). Эти организации напрямую не связаны с военной сферой. Между тем госструктуры засекречивают в основном закупки, имеющие прямое или косвенное отношение к обороноспособности страны. Впрочем, как пишут «Известия», к гостайне могут быть отнесены и поставки гражданской продукции, если разглашение этих данных признано нежелательным для безопасности государства.

Госконтракт и гостайна

Государственный контракт — соглашение между государством (заказчиком) и компанией или физлицом (исполнителем) о реализации определённых услуг либо товаров, предназначенных для нужд власти. В ряде случае допускается заключение такого соглашения и с иностранными субъектами, например, если у государства нет возможности найти необходимую продукцию внутри страны. Заказчики обязаны устанавливать в закупочной документации требования к участникам, согласно п. 1 ч. 1. ст. 31 № 44-ФЗ. И когда дело касается закупок, включающих сведения, защищаемые государством, одним из таких требований становится наличие у поставщика соответствующей лицензии ФСБ.

В свою очередь к гостайне относится охраняемая государством информация, разглашение которой может негативно повлиять на его безопасность (ст. 2 закона № 5485-1 от 21.07.1993 г). В частности, речь идёт о следующих сферах деятельности: военное дело, внешняя политика, экономика, разведка, контрразведка, оперативный розыск. Добавим, что сегодня Россия остаётся страной с высокой долей (почти пятая часть) закрытых статей бюджетных расходов. В 2019 году секретные и совершенно секретные расходы выросли на 7,6% и превысили 3 трлн рублей.

Подобная практика существует в России давно, хотя она явно противоречит закону «О государственной тайне». Засекречивание госзакупок — однозначно негативное явление, — говорит эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев.

Масштабы коррупции

На его взгляд, это даёт повод лишний раз задуматься о реальных масштабах коррупционных схем в таких организациях, как Роскосмос. Во-вторых, увеличение секретных расходов сигнализирует о росте доли трат вне частного сектора: иными словами, экономика лишается необходимых средств для развития, поскольку деньги идут напрямую в предприятия, связанные с обороной. Кроме того, возможность контролировать эффективность расходов, по сути, полностью отсутствует, из-за чего открываются широкие перспективы для различного рода мошеннических схем. При этом в других странах с крупными военными бюджетами, таких как США и Израиль, число закрытых статей в разы меньше, несмотря на сопоставимые затраты в пересчёте на долю ВВП.

Мосметро и Управление дорожно-мостового строительства вынуждены находиться в постоянном контакте с военными службами, так как по роду своей деятельности они постоянно сталкиваются с различными спецкоммуникациями. Однако, несмотря на эту специфику, число засекреченных статей всё равно гораздо выше, чем того требует закон, — поясняет Николаев.

Фактор геополитики

Как считает аналитик «Эксперт Плюс» Кирилл Стариков, доля засекреченных государственных закупок в России в ближайшие годы будет расширяться, хотя она и так высока. По его словам, динамика роста обусловлена непростым внешнеполитическим фоном, перманентной готовностью Америки наносить экономический ущерб России, а также террористическими атаками, которые регулярно происходят в разных частях света. В развитых странах доля засекреченных госзакупок не превышает 10–14%, потому недовольство экспертного сообщества по поводу ситуации в РФ вполне объяснимо.

Валерий Шарифулин/ТАСС

Однако хочется верить, что эти шаги оправданы. То есть закрытые расходы по гражданским статьям, скорее всего, также связаны с обороной и национальной безопасностью, — говорит собеседник News.ru.

С другой стороны, продолжает он, непрозрачность использования бюджетных средств оборачивается ростом финансовых правонарушений, рекордсменом по которым в 2017 году стал Роскосмос (более 40% нарушений, выявленных Счётной палатой за весь год).

Безусловно, треть засекреченных закупок в России от общего объёма — большой показатель даже для развивающейся страны. Однако на это есть объективные причины. Российская Федерация находится под санкциями, которые постепенно усиливаются, поэтому засекречивание — вынужденная мера, — говорит ведущий аналитик «Бизнес Инсайдер» Анар Исмаилов.

Какое из двух зол больше

Казалось бы, отмечает собеседник News.ru, нет особой надобности скрывать данные о закупках Управления дорожно-мостового строительства, Московского метрополитена и Роскосмоса. Но все эти области являются стратегическими, и если санкции коснутся их, может пострадать большой пласт проектов. Расходы по ним могут резко увеличиться из-за поиска альтернативных технологий и увеличения сроков реализации. В целом засекречивание стоимости госконтрактов, заключённых этими структурами, носит, скорее, превентивный характер. При этом, безусловно, такого рода шаги способствуют усилению коррупции. И пока непонятно, какое из двух зол больше — «освоение» денежных средств или потенциальные потери от новых санкций.