USD  66.3772 EUR  75.2253
GOLD1,174 $   Bitcoin6,480.94 $
МОСКВА23°C10:07
ПОИСК ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

«Экономике России нужен успешный частный бизнес»

Экс-министр экономики России Андрей Нечаев ТАСС/Станислав Красильников

Экс-министр экономики России Андрей Нечаев

экономика [ версия для печати ]
Бывший министр экономики России Андрей Нечаев о «кремлёвском докладе», Крымском мосте, чемпионате мира по футболу и о том, как возродить экономику

Корреспондент News.ru беседовала с бывшим министром экономики России (1992–1993 гг.), доктором экономических наук, профессором Андреем Нечаевым о последствиях «кремлёвского доклада» для России, о том, ждать ли взлётов экономики в 2018 году, что получила Россия от проведения мировых событий, а также почему России не догнать Илона Маска.

— Андрей Алексеевич, как вы можете прокомментировать новый пакет санкций против России?

— С санкциями пока многое непонятно. Наши коллеги из США поставили нас в ситуацию полной неопределённости, потому что тот открытый список «кремлёвского доклада», что был опубликован, представляет собой, как шутят коллеги, странную смесь телефонного справочника президента, правительства и русского списка «Forbs». На самом деле ситуация подвешенная. Закрытую же часть никто пока не видел. Понятно, что Трамп не хочет ни ссориться с Конгрессом, ни идти у него на поводу. Конгресс потребовал список — вот, он формально его дал.

— А что России ожидать от этих санкций?

— Пока ничего не изменилось, кроме того, что у людей, которые находятся в списке, будут некоторые проблемы. Имиджевые уже есть, предполагают, что могут даже детей этих людей, которые учатся в американских школах, отчислить, значительная часть активов этих людей может стать им недоступна. Какие санкции персональные, а затем и секторальные за этим последуют, Минфин США нам анонсировал, но не сообщил. Пока это ситуация неопределённости, которая хуже всего.

Для чего нужен рост экономики, если население беднеет?

News.ru/Сергей Булкин

— Как вы определите экономическую обстановку, что ждёт нас в 2018 году? Эксперты пророчат довольно спокойный год для инвестиций, ожидается даже «инвестиционный вакуум»...

— Самая ровная обстановка, без потрясений, без взлётов, без падений бывает на кладбище. Да, и наше спокойствие в части экономического роста напоминает кладбищенское, потому что те бравурные заверения, которые мы периодически слышим от наших властей: «Экономика прошла дно», «Начался устойчивый экономический рост», не подтверждаются данными по итогам 2017 года. Темпы роста в 2017 году гораздо ниже прогнозировавшихся — это 1,5% ВВП, причём эти 1,5% на 90% обеспечил экспорт. Конечное потребление, в конечном счёте, стагнировало, частные инвестиции практически остановились. Более того, крупные компании не раз объявляли, что они берут инвестиционную паузу при неопределённости ситуации, при незащищённости собственности. А инвестиционный спрос поддерживался только за счёт государственного бюджета, рост же, базирующийся на экспорте (в нашем случае это сырьевой экспорт), очень сильно зависит от конъюнктуры, он очень сильно неустойчив и ненадёжен.

— Что ожидать населению в 2018 году?

— Это и есть самое печальное. Третий год подряд продолжают снижаться реальные доходы населения, если брать с поправкой на инфляцию. Они снижаются, возникает закономерный вопрос: «А для чего рост экономики, если уровень жизни за три года упал почти на 15%?» В любом случае и 1,5%, 2% гораздо лучше, чем −1,5%, но это, к сожалению, никак не может нас удовлетворить, так как не позволяет решать те социальные задачи, которые есть, не позволяет догнать страны-лидеры. Мы продолжаем всё больше отставать от потенциальных конкурентов. Из всех развивающихся стран, например, из стран БРИКС, Россия отстала по темпу роста в 2017 году ото всех.

Крымский мост — деньги в никуда

most.life

Строительство Крымского моста

— В этом году завершается череда крупных государственных проектов: строительство Крымского моста, чемпионат мира по футболу. Что Россия получит от этих мероприятий?

— Любой крупный инвестиционный проект, неважно, что это — стадионы или мост, даёт некий импульс экономике. Что касается чемпионата мира, то потенциал его в значительной мере исчерпан, осталось несколько месяцев, стадионы уже построены. После него нам останутся отреставрированные или заново построенные стадионы. Это, конечно, неплохо, но другой вопрос: нельзя ли эти средства было использовать более рационально?

— А что вы скажете о строительстве Крымского моста?

— Что касается Крымского моста, то и среди учёных, и среди специалистов есть абсолютные пессимисты, которые считают, что этот мост можно строить бесконечно, так как он всегда будет разрушаться. Такой эксперимент уже был проведен. Немцы во время оккупации Крыма построили этот мост. Через два с половиной года ледоход его снёс. В этой местности какие-то особые подвижные грунты, в которые надо углубляться на несколько километров, тогда мост станет не золотым, а бриллиантовым, если технически это удастся реализовать. Если нет, то пессимисты говорят, что этот мост простоит пару–тройку лет, затем он обречен. В этом случае для строителей этот мост становится «вечным двигателем», вечной машинкой по печатанию денег, но для государственного бюджета это будет иметь обратный эффект.

— Какие отрасли промышленности будут развиваться в 2018 году?

— По четвёртому кварталу 2017 года промышленность показала крайне низкие результаты после некоторого роста до этого. Промышленность обвалилась, и в значительной степени это было падение обрабатывающих производств, это означает, что структура промышленности, структура экономики продолжает ухудшаться. По-прежнему остаётся велика доля сырьевых производств, а обрабатывающие отрасли снижаются. Конечно, сейчас надо делать ставку на высокие технологии. Это очевидно. Надо переходить от вербальной поддержки к конкретным инструментам, например, льготному кредитованию, льготному режиму налогообложения. Все эти методы давным-давно известны и опробованы во многих странах. На самом деле, цифры ужасающие: в США высокотехнологичный экспорт приносит в казну порядка $450 млрд, в Китае — $150 млрд, при этом столько же в Германии. А в России — $7 млрд. Если ещё добавить к этой цифре экспорт оружия, которое можно приравнять к высокотехнологичному производству, это будет $20 млрд. Мы отстаём катастрофически.

— Какие шаги должны быть предприняты, чтобы это отставание ликвидировать?

— На это должна быть направлена экономическая политика. Самое главное — создать благоприятный предпринимательский климат и защищённость собственности. Необходимо, чтобы в экономику шли частные инвестиции, потому что именно частный предприниматель заинтересован в техническом прогрессе, чтобы извлечь выгоду из инновации, получив временное преимущество на рынке, занять какую-то нишу, заработав, пусть и временную, но сверхприбыль. Госкомпаниям-монополистам можно сколько угодно навязывать, чтобы они занимались инновациями — они не будут. Илон Маск, который запустил на днях ракету, вложил в строительство космодрома $100 млн, это частные деньги. Наш Роскосмос в строительство космодрома «Восточный» вложил $1,7 млрд. Только ракеты оттуда почему-то летят не туда, куда нужно, а в океан. Это происходит потому, что была сделана ставка на огосударствление экономики. Но нужно развивать частные инвестиции, поддержку частной собственности и, если мы хотим стимулировать конкретные отрасли, нужно создавать для них преференции и с точки зрения налогообложения. Во многих странах есть институт поддержки высокотехнологичного экспорта. Почему бы и нам этим не заняться?


самое читаемое
Другие новости
Top