Предложение главы «Роснано» Анатолия Чубайса ввести углеродный налог для промышленных предприятий вызвало в большинстве своём скептические отклики. Мера увеличит фискальную нагрузку, с выбросами CO2 надо бороться иначе, заметил глава РСПП Александр Шохин. Потребительские товары подорожают как минимум на величину этого налога, считают в Госдуме. Мнения опрошенных News.ru экспертов разделились.


Сами себе закрыли экспорт

В постановлении правительства в рамках плана действий по подготовке к ратификации Парижского соглашения по климату есть блок вопросов, связанных с измерением выбросов. Согласно плану, в России необходимо создать систему госучёта объёмов выбросов. Как напомнил Чубайс в беседе с РИА Новости, за последние годы Евросоюз принял целый список решений, по которым поставляемые в ЕС товары облагаются дополнительным сбором в случае, если они не удовлетворяют требованиям по предельным выбросам СО2 при производстве.

И если мы сейчас легко проскочим эту развилку с налогом, считая, что мы всех перехитрили, то через 5—7—10 лет выяснится, что мы, оказывается, сами себе закрыли экспорт, в том числе экспорт, регулируемый ОПЕК. И это вещь очень болезненная, — пояснил председатель правления «Роснано», предложивший определить объёмы выбросов, а ставки этого платежа сделать на первое время минимальными.

Serguei Fomine/Russian Look/Global Look Press

Противоречит позиции президента

По словам главы Российского союза промышленников и предпринимателей Александра Шохина, вопрос выплат за выбросы можно решить иначе, — перераспределив существующие платежи. Кроме экологического сбора, есть ещё платёж за негативное воздействие на окружающую среду, вот в них можно инкорпорировать углеродную компоненту. Бюро РСПП на заседании 19 июня вернётся к этой теме, которая уже им обсуждалась. Анатолий Чубайс оказался единственным из участников, кто выступал за введение углеродного налога, заметил руководитель РСПП.

Дополнительно к существующим налоговым сборам вводить было бы неправильно, это противоречит позиции президента РФ о моратории на увеличение фискальной нагрузки, — заявил Шохин.

Задача по избавлению экономики от углеродного следа должна касаться тех стран, которые не имеют своих углеводородов, а у России их избыток, говорит первый зампред Госдумы по энергетике Валерий Селезнёв. В беседе с RT он заявил, что освобождаться от своего преимущества было бы глупо: Чубайс предлагает обложить сбором то, что, напротив, должно получать всевозможные преференции. Сейчас этого делать точно не стоит. Тем более что мера приведёт к подорожанию потребительских товаров (и не только) как минимум на величину углеродного налога.

Острой необходимости нет

По словам эксперта Академии управления финансами и инвестициями Геннадия Николаева, дело не только в возможном запрете на экспорт в ЕС части продуктов, но и в необходимости ратифицировать Парижское соглашение: согласно этому документу Россия через 10 лет планирует уменьшить эмиссию парниковых газов до 70% от уровня 1990 года. Тем не менее решать проблему с помощью нового налога было бы неправильно. Правительство обещало не увеличивать сборы до 2024 года, после чего НДС вырос, а в налоговом кодексе появилось несколько неналоговых платежей. Во-вторых, похожие платежи уже идут в рамках экологического сбора, а значит, чиновникам достаточно отдельно выделить углеродную составляющую и усилить контроль за выполнением.

Особо ударяться в экологию тоже особых причин нет. Сегодня ряд стран, в том числе европейских, фактически игнорируют отдельные пункты Парижского соглашения, а США и вовсе вышли из него в 2017 году. Так что острой необходимости предпринимать карательные меры в отношении промышленников пока нет.

Геннадий Николаев

эксперт Академии управления финансами и инвестициями

Позицию Чубайса разделяет генеральный директор «Иволги Капитал» Андрей Хохрин. По его словам, вопрос введения сборов на выбросы CO2 обсуждается уже не первый год и поддерживается многими политиками и общественными деятелями. Логично, что в 2019 году, когда тренд на поддержание и улучшение экологической ситуации в мире стал особенно отчётливым, Россия тоже должна задуматься о своей роли в этом движении. Чтобы, как верно подметил Анатолий Борисович, не оказаться в числе догоняющих.

Разумеется, недовольных окажется много, особенно в свете неуклонного повышения налогового давления, в частности на бизнес. Однако пойти на этот шаг необходимо, тем более что развитие технологий упростило производителям задачу установки различных очистных сооружений.

Андрей Хохрин

генеральный директор «Иволги Капитал»

Бизнесу и так тяжело

Экологические налоги вводят многие страны, отмечает эксперт «Международного финансового центра» Владимир Рожанковский. Президент Дональд Трамп столкнулся с ожесточённой критикой у себя в США, когда попытался его отменить, сославшись на то, что, по его мнению, «глобальное потепление — это фейк ньюс». Налог устоял. Что касается России, то, по словам собеседника News.ru, как экономист он убеждён: любые новые сборы надо вводить осторожно, поскольку это дополнительная нагрузка на бизнес, которому и без того тяжело. Уровень рентабельности тех же независимых АЗС стремится к нулю, а в ряде случаев заправки вообще работают себе в убыток при «заморозке цен».

Если такой налог всё же директивно вводить в период экономической стагнации, то выплачивать его нарушители должны не с выручки, а с чистой прибыли. Если загрязняющее окружающую среду предприятие убыточно, то приоритет должен отдаваться судебным мерам воздействия.

Владимир Рожанковский

эксперт «Международного финансового центра»