Владимир Жириновский выйдет на сцену театра «Школа современной пьесы». Будет идти «Горе от ума», Жириновский сыграет Фамусова. И это почти наверняка будет хорошо: всякий может представить, как Владимир Вольфович, играя своими непередаваемыми интонациями, произносит грибоедовские монологи. Вот, например: «Она не родила, но по расчёту по моему: должна родить...»

Никто другой не скажет это с таким непередаваемым, очаровательным цинизмом, намекая на все возможные извращения сразу.

Владимир Вольфович уже играл на сцене этого театра: в спектакле «Подслушанное, подсмотренное, незаписанное» он исполнил роль самого себя. Театральных работ за его плечами немного, но при этом Жириновский играет всё время. Это единственный отечественный политик, превративший себя в художественный образ и выстраивающий свои выступления как представления. Поэтому его так любили пародисты: он ярок, и им было за что ухватиться.

Перед очередными президентскими выборами Жириновский пошёл вместе в баню. Статистами были типажные, немолодые, битые жизнью мужички, ядерный электорат ЛДПР, и невыразительный юноша из партии. Мужчины полоскались в бассейне, жевали и пили, Жириновский рассказывал о том, как он парился в молодости, юноша молчал, фактурные мужички почтительно сопели. Но это шоу было постановочным, а кто не знает блестящих способностей Владимира Вольфовича к импровизации?

Войдя в образ и осатанев, он плеснул соком в куда более крепкого Немцова, он дрался с женщиной в Госдуме, оскорблял журналистку — и чего только ни делал. В молодости, стажируясь в Турции, наш герой раздавал простым туркам значки с изображением Ленина (по его позднейшей версии — Льва Толстого) и был посажен в тюрьму. Когда Жириновский, вместе с покойным Лебедем, баллотировался в президенты, Турция трепетала. Турки боялись, что он победит и забросает их атомными бомбами.

Они совершенно верно уловили суть сценического образа, который из года в год лепит талантливый Владимир Вольфович, правильно поняли то, что он говорит миру:

— ...Держите меня семеро, я психический!

— ...За правду всех порву!

— ...Женщин надо насиловать!

Старожил отечественной политической сцены талантливо играет отвязного психа.

В странах победившей политкорректности это не принесло бы ему дивидендов, но у нас особый электорат. На улицах, в конфликтной ситуации, эти люди ведут себя, как Владимир Вольфович на думской трибуне: много кричат, машут кулаками, брызжут слюной, таращат глаза — но дело, как правило, обходится без рукоприкладства. Жириновский воплотил на политической сцене образ российского маргинала, и миллионы соотечественников узнают в нём своего. Для них он вечный образец оппозиционного политика, который может навести в стране порядок, и в то, что Владимир Вольфович готов кормиться с руки любой установившейся в стране власти, они ни за что не поверят.

Театр великая сила, и человек со сценическими способностями сможет применить их везде. И для воровства «на доверии», и для банковских афер, и в фантастически успешной политической карьере.