Одна из первых исторических постановок «Лебединого озера» хореографов Александра Горского и Асафа Мессерера вернулась на сцену Большого театра 3 августа. В Москве эта знаменитая постановка не шла 44 года. Ровно столько этот спектакль, с декорациями, созданными в 1956 году специально для Большого театра, отсутствовал на главной сцене страны. Историческое событие возвращения традиционной версии этого классического балета произошло на гастролях Новосибирского академического театра оперы и балета. Постановку осуществил Михаил Мессерер, сделав это в год своего 70-летия и в год ухода с поста главного балетмейстера Михайловского театра в Санкт-Петербурге.


Многие ценители классического балета впервые увидели декорации «Лебединого озера» в «родном» театре, для которого они были некогда созданы. Оказалось, что они органично продолжают основное роскошное убранство зала основной сцены Большого театра. Исполнительские качества новосибирской труппы отвечают запросам самой взыскательной публики. Исполнители главных партий Одетты и Зигфрида, глубоко проживающие драматургию создаваемых образов, заставляли публику и плакать, и радоваться: танцовщикам удалось совместить классический танец с убедительной актёрской игрой. Финал в этой версии сказки счастливый, никто, кроме злого волшебника, не погибает. Однако, возможно, многие зрители, заполнившие в этот вечер Большой театр, и не подозревали, что присутствуют на историческом событии.

Когда занавес пал и шквал аплодисментов стих, постановщик балета Михаил Мессерер поделился с News.ru подробностями.

— Это действительно та самая версия, которая шла в Большом театре до 1969 года, и вот она впервые за 50 лет сюда вернулась?

— В 69-м году была сделана постановка Юрия Григоровича, однако какое-то время в репертуаре сохранялись оба спектакля. «Старомосковская» версия, о которой мы говорим, шла до 1975 года. Я это помню, так как танцевал па-де-труа в одном из последних спектаклей.

Михаил Мессерер Михаил Мессерер Виталий Белоусов/РИА Новости

— Костюмы, декорации этой версии — это практически точная копия того, что мы можем видеть на записи спектакля 1957 года. В Михайловском театре вы также сделали восстановленную версию, там точно такие же костюмы и получается два одинаковых спектакля?

— Правильно. Да.

— Почему важно восстанавливать старые версии? Можно ли считать, что без них классическое искусство умирает?

— Могу сказать, что оно находится в опасности. Наша традиционная версия «Лебединого» сделана для любителей классического балета, как жанра. Идея восстановить ее в Санкт-Петербурге родилась в то время, когда в Михайловском театре нужна была постановка «Лебединого озера» и руководство театра хотело иметь спектакль именно классический. Владимир Кехман решил, что лучше всего выбрать именно этот спектакль, исходя из всего того, что он видел на видео. Сейчас он также руководит Новосибирским театром, и когда встал вопрос, что повезти в Москву в Большой, то выбор сразу пал именно на этот спектакль. Премьера постановки в Новосибирске прошла в мае, и теперь, благодарня импресарио наших гастролей Игорю Соколову, спектакль привезен на ту сцену, где был рожден.

— Какова специфика новосибирской труппы?

— Денис Матвиенко руководит труппой, и она находится на очень высоком уровне. Выбран правильный вектор развития, и сегодня это одна из сильнейших трупп и в России. Если правильно продолжать с ней заниматься, она может стать вообще лучшей, так как руководство труппы тонко чувствует жанр классического танца, понимает, как нужно ставить и танцевать, чтобы спектакли, оставаясь безошибочно традиционными, выглядели современно и живо, а это сейчас редкость.

— В вашей версии нет русского танца. Почему от него отказались?

— В изначальной постановке его не было. Я согласен с великими классиками в том, что он туда не очень подходит. Хотя у Александра Горского на эту музыку есть прекрасная хореография, на основании которой Юрий Григорович сделал свой номер, однако у Горского она шла в другой балетной сказке.

— Зрелищно выглядит замок, который рушится в конце, в самый напряжённый момент...

— Да, замок злого гения... Эту версию 4-го действия Асаф Мессерер, мой дядя, построил в 1937 году. Декорации для спектакля в 1956 году создал Симон Вирсаладзе. Это выдающаяся его работа, вневременная. «Лебединое озеро», которое он сделал потом для Большого театра, мне кажется, сильно уступает тому, что Вирсаладзе создал в 1956 году. 

— Когда вы уходили из Михайловского в январе 2019-го, вы говорили, что собираетесь проводить больше времени с семьёй. Удался ли этот план?

— Да, несмотря на то, что я иногда возвращаюсь в Михайловский театр, делаю какие-то вещи... Да и в другие театры езжу. В Новосибирском театре я поставил с тех пор «Лебединое озеро» и «Класс-концерт». Недавно подписал гостевой контракт с Ла Скала, делаю постановку в Будапештской национальной опере, да и вообще не теряю связей со старыми друзьями. Значительно больше провожу времени с семьёй. Сейчас вот я в Москве, но со мной сюда приехала и моя семья, так что мне приятно.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен