Конфликт вокруг загрязнённой нефти, которая, по словам белорусского руководства, поступала из России транзитом на участок магистрального нефтепровода ОАО «Гомельтранснефть Дружба», набирает обороты. Президент Александр Лукашенко заявил, что в настоящее время его страна оценивает сумму ущерба, который нанесён оборудованию от поступления «нечистого» чёрного золота. Стилистика заявлений подталкивает к выводу, что нефтяной скандал становится для Минска ещё одним инструментом для получения от Москвы дополнительных преференций по ряду проблем.


Сказать эту сумму я сейчас не могу. Она окончательно будет известна после того, как мы проревизируем то, что произошло на НПЗ (нефтеперерабатывающем заводе. — News.ru), а сейчас мы считаем убытки, — заявил Александр Лукашенко, комментируя журналистам ситуацию вокруг грязной нефти. — Сейчас мы оцениваем ущерб. Обычно на месяц-полтора мы заводы останавливаем попеременно и начинаем их каждый год чистить. Ревизию проведём, и уже окончательная будет оценка.

Президент республики обратил внимание на то, что при подсчёте ущерба будут учтены все составляющие. В результате ухудшения качества российской нефти белорусская сторона, по словам Лукашенко, потеряла «определённую прибыль, валютную выручку». Белорусский лидер, впрочем, отметил, что с президентом РФ Владимиром Путиным эта тема уже была поднята — во время встречи в Пекине.

«Белнефтехим» сообщил о резком ухудшении качества сырья Urals, поступающего транзитом в участок магистрального нефтепровода ОАО «Гомельтранснефть Дружба», 19 апреля. По оценке белорусских специалистов, содержание хлорорганических соединений в чёрном золоте превышало предельные значения по стандарту в десятки раз. Два белорусских НПЗ — Мозырский и ОАО «Нафтан» — пошли на снижение загрузки мощностей и оттого понесли убытки. 11 мая глава «Белнефтехима» Андрей Рыбаков заявил, что на территории республики остаётся порядка 1 млн тонн загрязнённой нефти.

Что касается наличия на территории Беларуси загрязнённой нефти, то объём её остаётся существенным — порядка 1 млн тонн. Предстоит огромная технологическая работа по вытеснению оставшейся не соответствующей ГОСТу нефти, — сказал Рыбаков.

Он подчеркнул, что впереди совместная работа с экспертами из РФ по отработке механизмов компенсации ущерба.

Конфликт вокруг нефти только продолжает череду скандалов, которые потрясают двусторонние отношения РФ и Белоруссии долгое время. К примеру, наиболее болезненным для российско-белорусского партнёрства оказался вопрос по поводу так называемого налогового манёвра — попытки России обнулить экспортные пошлины с одновременным повышением налога на добычу полезных ископаемых.

druzhba.transneft.ru

Впрочем, выступая 11 мая, Лукашенко попытался сделать вид, что его страна не будет спекулировать на теме «нечистой» нефти и тем более увязывать вопрос компенсации с ситуацией вокруг налогового манёвра России и его последствий для республики. Путин, как утверждает сам Лукашенко, понимает необходимость компенсации. Как говорит белорусский президент, его российский коллега признал, что это огромные потери репутационного характера для России. Лукашенко, в то же время, выразил уверенность в том, что российская сторона не должна оспаривать вопрос с ухудшением качества сырья.

Когда в начале апреля Путин одобрил выдачу республике кредита на сумму около $600 млн, казалось, что уровень напряжённости в двусторонних отношениях постепенно снижается. Кульминацией российско-белорусских противоречий стала отставка российского посла в Минске Михаила Бабича, который не стеснялся в оценке действий белорусского руководства. Место Бабича занял сенатор Дмитрий Мезенцев, который, как и его предшественник, до этого занимался вопросами регионального уровня — почти три года занимал пост губернатора Иркутской области.

По широко распространённому мнению, Лукашенко лично настоял на отставке Бабича, который вскрыл немало неудобных для Белоруссии вопросов, на которые Москва хотела бы получить ответы. Вся череда скандалов, которые происходят в контексте двусторонних связей, как кажется, вписывается в один крупный процесс торга между соседями. Компенсацию Лукашенко требовал, например, и в разговоре о налоговом манёвре. Не исключено, что вопрос с потоком загрязнённой нефти служит Минску ещё одним инструментом для того, чтобы оказывать давление на Москву — в целях получения дополнительных денег или более выгодных условий по другим экономическим досье.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен