Когда вернувшийся из Минска Михаил Бабич наконец получил новое назначение, многие эксперты отчего-то решили, что на его карьере можно поставить крест: мол, приземлили лихого посла на кресло одного из замов Максима Орешкина. А этих замов у министра чуть ли не двузначное число. Спор, собственно, шёл о том, в какой мере пост заместителя министра экономического развития можно считать адекватным наработанному опыту и статусу в недавнем прошлом не только посла в Белоруссии, но и полпреда президента в Приволжском федеральном округе.


Однако уже тогда было ясно, что определить, насколько нынешняя позиция Бабича временная и есть ли основания её считать стартовой площадкой для новых назначений, можно только с течением времени. К тому же был важен даже не сам пост, но тематика, которая за ним закреплена. А фактически в Москве экс-посол продолжил дело, наделавшее немало шума в Минске. Поскольку порученный ему аудит всего комплекса договорённости со странами СНГ неминуемо в значительной степени включает и продолжение линии, которую с таким напором он проводил в Белоруссии. Однако в новой ситуации театром деятельности Бабича стало всё СНГ, включая и Украину.

И, собственно, не секрет, что нынешние обнародованные планы по дальнейшей экономической интеграции России и Белоруссии, которые будут парафированы президентами в ближайшем декабре, — это во многом следствие жёсткого нажима Бабича, раскачавшего тамошний истеблишмент. А раз есть результат, то есть стимул расширять компетенцию эффективного политика.

Так вот, по появившейся информации, в Минэкономразвития создаётся при кураторстве Бабича структура, которая будет заниматься гражданским обществом, взаимодействием с НКО и совместными проектами с правозащитниками в ближнем зарубежье, но с акцентом именно на украинском направлении. Иными словами, в министерстве помимо чисто экономических взаимоотношений с бывшими советскими «сёстрами»-республиками должны быть люди, охватывающие и гуманитарные аспекты сотрудничества.

Так что в целом сам факт расширения компетенции Бабича подтверждает лишний раз, что его работой в Минске остались очень довольны, поскольку он чётко выполнил те инструкции, которые ему были даны в Кремле. Но весьма символично, что появление информации о создании новой структуры в министерстве совпало с уходом из МИДа в сенат Григория Карасина, который и курировал гуманитарные аспекты взаимоотношений с постсоветскими странами. Теперь на его месте куда менее известный Евгений Иванов, который явно не обладает таким же аппаратным весом, как Бабич. Но, судя по всему, конкурировать Бабичу и новой структуре придётся с АП и аппаратом помощника президента Владислава Суркова. И в такой конкуренции вполне может родиться истина.

Иными словами, у нас теперь несколько мозговых центров, разрабатывающих концепции как минимум сохранения нашего влияния на постсоветском пространстве. А как максимум — усиления воздействия через институты гражданского общества.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен