Дебиторская задолженность «Рособоронэкспорта», который выступает госпосредником по экспорту и импорту оружия, на конец отчётного 2018 года достигла суммы 812,861 млрд рублей. Это следует из данных бухгалтерской отчётности, предоставленных официальным сайтом Росстата. Как добавили в пресс-службе Федеральной службы государственной статистики, при этом дебиторская задолженность на конец предыдущего года составляла 661,144 млрд рублей.


В самом «Рособоронэкспорте» News.ru пояснили, что такие растущие долги не являются чем-то экстраординарным и не несут какой-либо негативной финансовой информации.

Сумма немногим более 800 млрд рублей вполне в рамках ежегодных финансовых «погрешностей» и не является чем-то неожиданным. Обычная рабочая сумма, — подчеркнул источник в ведомстве.

Откуда могут быть долги

В реальности понять, как структурируется задолженность за 2018 год перед госпосредником по экспорту и импорту всего спектра конечной продукции, технологий и услуг военного и двойного назначения по открытой интернет-отчётности, представляется маловозможным, в голос говорят эксперты. О распределении задолженности можно высказывать только предположения по причине неполной прозрачности отчёта и, возможно, по причине искажения официальных данных в политических целях.

Определённое время назад в Минобороны было принято решение о почти 100-процентном авансировании госконтрактов. Поэтому возможно, что именно по части контрактов возникла некоторая задолженность. Это долги, связанные с текущим процессом производства.

Владимир Шварёв

заместитель директора Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО)

Дело в том, объяснил эксперт, что предприятия получают деньги за поставленную продукцию с большим опозданием. Особенно это касается крупных систем вооружения, скажем, таких, как боевой корабль. В процессе его производства у основного предприятия имеется куча смежников. Возьмём, к примеру, предприятие «Севмаш» или же Объединённую судостроительную корпорацию (ОСК), которая в лице «Адмиралтейских верфей» (входят в состав ОСК) выполняет, допустим, контракт Вьетнама на поставку подводных лодок. По факту поставки авансирование зарубежных контрактов идёт не в очень больших объёмах. В среднем 30%, не более. И только после финальной поставки страна-заказчик окончательно рассчитывается с Россией, в данном случае как с исполнителем, поясняет Шварёв.

Однако, для того чтобы выполнить этот заказ, «Адмиралтейские верфи» платят большое количество средств субподрядным организациям. И именно это формирует их текущую задолженность до окончательного расчёта с конечным заказчиком (то есть с Вьетнамом). Отсюда и возникает так называемая текущая задолженность контрагентов. По большей части речь идёт именно о таком виде долгов, — сказал замдиректора ЦАМТО.

Это касается ситуации, когда головные исполнители не получили ещё окончательного расчёта на текущий момент и этот долг практически означает их выплаты субподрядным организациям, дополнил эксперт.

Важно понимать, что проблемы с платежами стали возникать в процессе санкционного противостояния. Целый ряд банков испугались санкций, из-за чего возникли проблемы с проводкой денег от иностранных заказчиков — банковские структуры других стран пошли в отказ. Скажем, в той же Индии не прикажешь — страна демократическая. Премьер не может позвонить и наорать на главу Центробанка. Всё-таки это не Зимбабве. Поэтому банки начали отказываться платить.

Руслан Пухов

директор Центра анализа стратегий и технологий, издатель журнала «Экспорт вооружений»

По словам Пухова, проблема анализа структуры долгов контрагентов перед Рособоронэкспортом заключается в том, что на самом деле «в бухгалтерию никто не пускает». После того как России была объявлена санкционная война, наша страна стала прятать статистику, вот почему официальную статистику следует считать искажённой, объясняет собеседник.

Те цифры по долгам, которые кто-то где-то иногда выуживает, являются средней температурой по больнице. В каком-то случае они могут быть релевантными, в каком-то случае — не очень, а в каком-то — очень «не». Вот почему стоит быть очень и очень осторожными с открытыми данными, — отметил директор Центра анализа стратегий и технологий.

«Рособоронэкспорт» в условиях санкций

Поскольку в 2018 году США ввели против «Рособоронэкспорта» санкции, расчёты с организацией в долларах затруднились. Поэтому российская сторона в лице Минфина, Центробанка и других стала искать пути решения проблемы, говорит Руслан Пухов.

roe.ru

Один путь — отказ от доллара, и какие-то платежи стали проходить в евро. Второй путь — переход к расчётам в национальной валюте. Между Москвой и Пекином он прорабатывается, между Россией и Индией он есть. Большой прогресс в данном вопросе достигнут с Турцией. Задача — уход от доллара и расчёт в национальных валютах. Это, видимо, и есть ещё один путь решения задолженности, указал эксперт.

Третий путь хорошо иллюстрирует ситуация, когда Россия «бодалась» с Белоруссией по поводу задолженности. Александр Лукашенко выпустил облигации и разместил их на российском внутреннем рынке с более «интересной» процентной ставкой, и такие облигации с удовольствием скупили те, кто хочет получать купоны, напомнил Пухов.

Он уточнил, что российский ЦБ и Минфин сегодня выступают за интернационализацию российского долгового рынка. Та же Турция может разместить свои облигации и спокойно выплатить эту сумму — и никакие валютные заморочки не нужны, отметил он.

Проблемы неплатежей возникают только в том случае, когда на том конце провода появляется нежелание платить. Классический пример — Кувейт. Они сначала хотели купить наши танки, но потом, видимо, под влиянием США, испугались. Однако, чтобы не терять лицо, стали говорить, что просто не способны оплатить по тем или иным причинам. Схожая ситуация была и с Филиппинами — сначала пообещали, потом прикрылись ситуацией с санкциями и отказались покупать русские вертолёты, — сказал Пухов.

Между тем в отношении возврата накопленных долгов перед гособоронзаказом в последние годы всё же стало строже, чем это было в те же 90-е годы, говорит Владимир Шварёв. Ведь в настоящее время его достаточно прозрачно стали отслеживать Минобороны и другие ведомства. Вот почему задолженностей, которые не гасятся совсем, сегодня уже практически нет, заключил аналитик. Ну а международные долги — категория особая.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен