Российскому командованию удалось добиться сокращения численности проиранских отрядов в столице Сирии — Дамаске. По крайней мере, данными о заметном уменьшении числа тех иррегулярных формирований, которые имеют поддержку Тегерана, делится местная пресса. По информации сирийских и ливанских журналистов, за последний год иностранное военное присутствие в Дамаске сократилось в разы. Однако это не снимает проблему сохранения этих вооружённых группировок на остальной территории Сирийской Арабской Республики (САР).


Источники сирийской прессы говорят о сокращении иностранного военного присутствия примерно на 70%. Однако речь идёт только о столичных районах. По словам знакомых с ситуацией людей, с того момента как боевые действия в сельских пригородах Дамаска стали затухать, военнослужащие из России оказывают давление на Иран и лояльные ему иррегулярные формирования с тем, чтобы они покинули столицу. Вывод боевиков зафиксирован в десятках точек в Старом городе. Сирийская пресса сообщает, что формирования, лояльные Ирану, по-прежнему контролируют окрестности мечети Рукайя и район Шагур в старой части Дамаска, где существуют жёсткие правила на въезд и выезд.

Впрочем, сторонникам идеи о необходимости вывода иранских сил из Сирии не стоит обольщаться. Иранцы и лояльные им боевики всё ещё располагают штаб-квартирами вблизи столицы. А вокруг иранской дипмиссии, в районе Аль-Бахса, на виллах в районах Мазза, Яфур и Саббура по-прежнему существуют десятки казённых квартир иранских и иракских политиков, официальных лиц и представителей офицерского состава. Если командные пункты, принадлежащие иранским и проиранским силам, и «переезжают» из Дамаска, то в пригородные районы. Кроме того, Тегеран формирует некий пояс безопасности вокруг столицы, скупая недвижимость, в том числе — в которую не вернулись беженцы. В этом деле иранцы опираются на нашумевший президентский закон № 10, по которому дома, куда не возвратились сирийцы, переходят в собственность правительства и могут быть проданы.

Разрушения в Алеппо Разрушения в Алеппо Friedemann Kohler/dpa/Global Look Press

Также некоторые члены шиитских формирований передислоцировались в провинции Дейр-эз-Зор и Алеппо, где иранскому эшелонированному присутствию никто помешать не в состоянии. По свидетельству самих сирийцев, город Джарамана, который расположен восточнее Дамаска, стал опорным пунктом иракских шиитских группировок, поэтому количество магазинов и ночных заведений в этом районе заметно сократилось.

Сирийская пресса напрямую связывает сокращение иранского присутствия с влиянием российских советников. Об этом наблюдатели судят хотя бы по тому, что на месте проиранских формирований на улицах Дамаска всё чаще и чаще видны военнослужащие из РФ. Они патрулируют рынки аль-Хамидия, ас-Салихия, эш-Шаалян, а также в Шам-Сити, который находится в центре. Россияне нередко перемещаются в бронированных джипах. На автомобилях видны таблички, которые говорят о принадлежности к российской дипломатической миссии. Российские бронированные автомобили перевозят грузы в командные пункты в Восточной Гуте и на юг Дамаска. Также российская экспансия заметна и в сфере недвижимости.

В одном из благополучных районов сирийской столицы — аль-Малки — россияне, по данным СМИ, арендуют десятки частных домов. Нередко русских можно увидеть в барах и ресторанах около Баб Шарки (восточная часть Старого города). Как отмечает сирийская пресса, посольство РФ в Сирии арендует десятки домов в Яфуре и Димасе.

Накануне в интервью саудовской прессе глава оппозиционной Асаду Сирийской комиссии по переговорам Наср аль-Харири выразил мнение: несмотря на то, что Россия поддерживает Иран в вопросах, связанных с устойчивостью сирийского режима, Москва всё-таки прекрасно осознаёт, что её партнёр является нелёгким попутчиком — особенно из-за американских и европейских санкций. Российскому командованию не раз приписывали прямую поддержку формирований сирийской правительственной армии «Силы тигра», которые возглавляет генерал Сухейль аль-Хасан. Его считают российской креатурой, которая, естественно, не может не вызывать раздражение лояльных Ирану сил.

Иранское присутствие в САР является одним из аспектов, который учитывается в ходе реформ внутри сирийской армии, которые, по данным наблюдателей, инициировала российская сторона. Низкий уровень дисциплины и укомплектованность по религиозно-конфессиональному признаку делают проиранские иррегулярные формирования опасным элементом в структуре сирийских войск. Элементом, который вряд ли обеспечит жизнеспособность армейских структур в долгосрочной перспективе.