Возвращение под контроль правительственных сил значительной части Сирийской Арабской Республики не снимает вопроса об устойчивости позиций президента Башара Асада. Будущее институтов власти во многом зависит от военных Сирии. Их боевые успехи в последние годы были обеспечены во многом за счёт поддержки из-за рубежа, что заставляет сомневаться в их способности защитить себя самостоятельно. Вероятно, в связи с этим российское командование пытается запустить в Сирийской армии процесс реформ, которые бы помогли слепить из неё более жизнеспособную конструкцию.


Российское командование установило полный контроль над сирийским Генеральным штабом и превратило Главное управление безопасности Сирии в лояльную структуру, сообщает The Syrian Observer. По их данным, в настоящее время Москва пытается перетряхнуть офицерский состав Вооружённых сил и разведки Арабской Республики. Источники сообщают, что в тюрьмах Адра и Седнайя были созданы специальные отделения для офицеров. Туда помещают людей, которые подозреваются в совершении преступлений, затрагивающих вопросы национальной безопасности.

Параллельно российские военные советники продолжают обучение местных курсантов, которые пополняют ряды элитного подразделения «Силы тигра». Многие из этих военнослужащих будут отправлены на северо-запад Сирии, где они объединятся с армейскими формированиями, развёрнутыми в окрестностях провинций Идлиб и Хама. Именно на «Силы тигра», которые возглавляет известный генерал Сухейль аль-Хасан, по распространённому мнению, делает ставку российское руководство, желающее перетряхнуть ветхие армейские структуры.

Впрочем, то, что силы генерала Сухейля остаются едва ли не главным шансом сирийского режима на выживание, считает не только Москва. В докладе экспертной группы из Независимого центра исследований внешней политики и экономики в Стамбуле (EDAM), который озаглавлен как «Силы тигра» — единственная надежда Дамаска», говорится, что Сухейлю необходимо возглавить Сирийскую армию для того, чтобы восстановить её жизнеспособность.

Сухейль аль-ХасанСухейль аль-ХасанRussia Insight/youtube.com

Также в Сирии при активном участии российских военных советников в ноябре 2016 года был сформирован 5-й штурмовой корпус. Его личный состав насчитывает около 10 тысяч человек. Корпус провёл ряд успешных наступательных операций, в том числе против боевиков «Исламского государства» (ИГ, организация запрещена в РФ. — News.ru) в провинции Хама в 2017 году. Эксперты указывали на относительно высокую, по сравнению с другими подразделениями правительственных сил Сирии, подготовку корпуса, достигнутую благодаря активному участию россиян в командовании, формировании и обучении.

Среди основных факторов, подрывающих боеспособность проправительственных вооружённых сил Сирии, аналитики указывают высокий уровень коррупции среди командования, износ вооружения и матчасти, а также зачастую низкую дисциплину и отсутствие централизованного командования. Последнее связано с чрезмерным количеством сражающихся за Дамаск иррегулярных формирований, собранных по территориальному, конфессиональному или религиозному признаку. В том числе, различных шиитских проиранских групп, переброшенных в Сирию из разных уголков Западной Азии, помимо того, что эти отряды зачастую не подчиняются центральному командованию, а их чрезмерное влияние вызывает недовольство суннитского большинства. Однако российские попытки реформировать или тем более расформировать их встречают сопротивление Ирана, который также играет одну из ключевых ролей в Арабской Республике.

По мере стабилизации обстановки в Сирийской Арабской Республике и возвращения правительственного контроля над территорией численность армии Сирии будет уменьшаться. Территориальные ополчения, численность которых сейчас больше, чем у бойцов регулярных частей, будут постепенно либо распускаться, либо интегрироваться в регулярную армию под общее командование.

Россия сейчас активно принимает участие в трансформации ополчений в более организованные формирования. Наши военные специалисты в Сирии решают широкий спектр задач: от базовой подготовки бойцов до налаживания командной структуры войск. А также занимаются организацией вспомогательных частей и обучением использованию поставляемой из РФ техники.

Ранней попыткой формирования крупной организованной части стал 4-й штурмовой корпус Сирийской арабской армии. В основном он занимался локальной обороной в Латакии, а затем был задействован в наступательных действиях в этой провинции. Но по сути он так и остался территориальным формированием, далеко от дома не отправляющимся. Большой роли в общем ходе боевых действий он не сыграл. 5-й штурмовой корпус был уже гораздо более серьёзной попыткой построения новой армии с нуля. Это соединение полностью добровольческое (контрактное), и потому личный состав хорошо мотивирован. На него российскими специалистами было потрачено гораздо больше времени и усилий. Его оказалось возможно применять уже по всей территории страны. Понятно, что именно в Пятом корпусе российское командование видит прообраз будущей организации сухопутных сил страны.

Отмечу, что в Сирии также оказался бесполезным опыт реформирования российских Вооружённых сил. Слишком специфическими оказались местные условия построения армии при активно идущем конфликте. Поэтому российским военным пришлось импровизировать.

Антон Лавров

военный эксперт

Восстановить регулярную армию в том виде, в каком она была в довоенный период, Сирия сейчас всё равно не сможет. До 2011 года Сирийская Арабская Республика располагала крупной армией, основу которой составляли тяжёлые бронетанковые и механизированные дивизии. За годы войны эти соединения понесли тяжелейшие потери как в личном составе, так и в технике. На масштабные закупки новой техники у разорённой войной Сирии сейчас нет средств.

Россия с момента начала операции в Сирии, старается восстановить боеспособность Сирийской армии. Основное внимание при этом уделялось некоторые отдельным соединениям, таким, как уже существовавшие к осени 2015-го «Силы тигра», а также созданным при непосредственном российском участии 4-му и 5-му корпусам. При этом в их состав включались и уже существовавшие к этому времени отряды ополчений.

Скорее всего, в процессе реформирования сирийских Вооружённых сил в ближайшие годы пойдёт дальнейшая интеграция наиболее боеспособных и лояльных отрядов ополчения в структуру действующих соединений Сирийской армии.

Российский опыт при реформировании Сирийской армии использовать достаточно сложно. С одной стороны, Сирийская армия была организована по советскому образцу и при активном участии наших военных советников, да и многие сирийские офицеры учились в нашей стране. Однако наш современный опыт реформирования сложно переносить на сирийскую почву, так как годы войны очень многое изменили, и потому трансформация Сирийской армии должна проходить в первую очередь исходя из сложившихся местных условий.

Юрий Лямин

военный эксперт

Особенности Сирии таковы, что обойтись без иррегулярных формирований сейчас нельзя. Практика показала низкое качество призывного контингента, за счёт которого пополняются регулярные формирования. Кроме того, Сирийская армия не представляет собой единую структуру, многие подразделения превратились в территориальные формирования, не способные вести наступательные операции.

Но к масштабному реформированию Вооружённых сил можно приступить только тогда, когда вся территория страны будет под контролем Дамаска. Тема эта двойного формата: первое — это регулярная армия и второе — территориальные парамилитарные формирования, опирающиеся на местные силы. Родоплеменная структура сирийского общества всё равно никуда не денется, и её можно эффективно использовать для обеспечения территориальной обороны. А вот формирования войск ПВО, РЭБ, танковых войск должны быть регулярными и комплектоваться из всех сирийских граждан, независимо от территориальной, конфессиональной или племенной принадлежности.

Но и сейчас есть позитивный пример реформирования Сирийской армии — это 5-й добровольческий штурмовой корпус. Не секрет, что он был укомплектован российским командным составом, начиная от командира роты и заканчивая командиром корпуса. Во многом он воспринял формы штатных структур и методы формирования боевых подразделений, а также способы ведения боя, которые характерны для современной Российской армии. Корпус показал достаточно высокую эффективность в реальных боевых действиях. Россия на практике продемонстрировала, что даже при изначально неблагоприятных условиях можно создать эффективное воинское формирование. При этом, отмечу, у корпуса нет каких-то современных вооружений, он воюет тем же оружием, что и остальные соединения Сирийской армии.

Виктор Мураховский

военный эксперт, главный редактор журнала «Арсенал Отечества»