Экспертные выводы о том, что Китай намерен обогнать Россию как морскую державу, находят косвенное подтверждение в последних реформах военных структур КНР. В настоящее время Пекин ведёт трансформацию своей Народной вооружённой милиции, планируя, очевидно, превратить её в силу, которая будет способна оказывать более эффективную поддержку регулярной армии. Как обращают внимание исследователи, теперь на милиции лежит ответственность по обеспечению безопасности морских границ.


В Китае продолжается процесс переформатирования вооружённой милиции. Подразделения, которые отвечали за традиционные для этой структуры задачи — защиту границ, охрану лесного хозяйства и природных ресурсов, пожаротушение и гидроэнергетику, постепенно были переведены в другие национальные ведомства. Эксперты публикуют выводы, согласно которым процесс реформ вроде как уже завершился (продолжался всего с 2017 по 2018 год), однако стал свидетельством серьёзных намерений КНР в военной сфере. В обновлённом виде вооружённая милиция стала фокусироваться на трёх основных задачах — обеспечении внутренней безопасности, безопасности морских границ и поддержке Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в случае потенциального вооружённого конфликта. Оставшиеся в структуре Народной милиции подразделения (если не считать береговой охраны) формально перешли под контроль мобильных сил и внутренней безопасности.

Впрочем, изменение структуры — не единственное, что было сделано для реформирования Народной вооружённой милиции. Если раньше ведомство управлялось Государственным советом и Министерством общественной безопасности, то теперь оно находится под непосредственным контролем Центрального военного совета Коммунистической партии Китая (КПК). Об этом говорится в постановлении Центрального комитета КПК по корректировке системы руководства и командования Народной вооружённой милицией. Наблюдатели считают, что это вписывается в тенденцию по объединению военных сил Китая под одной зонтичной структурой. Формально бюджет милиции был оптимизирован, однако есть основания полагать, что реальные расходы на её содержание в американской валюте в 2010 году по-прежнему выше, чем десять лет назад. Если говорить о соотношении, то бюджет Народной вооружённой милиции — это примерно три четверти той годовой суммы, которая выделяется на обеспечение государственной безопасности. В исследовательской среде полагают, что теперь милиция лучше финансируется ради реализации новых целей.

Ju Zhenhua/Global Look Press

Наряду с финансовыми возможностями Народной вооружённой милиции расширяется и её технологический инструментарий. Сообщается, что её подразделения стали обеспечивать беспилотными летательными аппаратами. Следовательно, это говорит о том, что у ведомства появились возможности по выполнению чрезвычайных задач — как на море, так и на суше. Некоторые подразделения милиции до сих пор проходят подготовку по использованию дронов. В распоряжении Народной вооружённой милиции также находится тяжёлое вооружение. После того как в начале этого года под контроль ведомства перешла береговая охрана, эксперты выдвинули предположения, что у Народной вооружённой милиции теперь может быть больше военных кораблей.

Все эти реформы считаются свидетельством усиления контроля КПК за своими армейскими структурами. Трансформация, как обращают внимание в исследовательской среде, превращает Народную вооружённую милицию в более мощную силу, которая будет не только поддерживать НОАК в возможных военных операциях, но и защищать интересы партии.

Впрочем, если посмотреть шире, то привлечение Народной вооружённой милиции к обеспечению безопасности морских границ вписывается в более глобальные планы КНР. В исследовательской среде фиксировали деятельное стремление Китая стать морской супердержавой. Европейские эксперты отмечали: в этом Поднебесной удалось даже обойти Россию. Об этом говорится, в частности, в докладе Германского института по международным делам и вопросам безопасности, сотрудники которого проанализировали 10 совместных учений, которые были проведены с 2012 года (когда Си Цзиньпин только пришёл к власти в КНР) Китаем и Россией на море. Исследователи полагают, что Россия сыграла ключевую роль в развитии военно-морского потенциала Китая, поскольку совместные военные учения стали своего рода пособием для НОАК. Впрочем, по мнению немецких экспертов, Москва смотрит на развитие и модернизацию флота Китая не без опаски.