Токио заявил, что не намерен выходить из российских энергетических проектов, несмотря на значительное охлаждение отношений с Москвой и обмен санкциями, а также внесение Японии в список «недружественных государств». Министр экономики Японии Коити Хагиуда 1 апреля заявил, что страна не будет выходить из проектов по добыче нефти и природного газа на российском Дальнем Востоке, равно как и из совместных проектов по сжиженному природному газу (СПГ) в Арктике.


Министр напомнил, что его страна ввозит около 90% необходимой ей сырой нефти с Ближнего Востока, поэтому проект «Сахалин-1» является важным поставщиком энергоресурсов, необходимых для диверсификации поставок.

В настоящее время Япония получает из России около 3,6% потребляемой нефти и 8,8% СПГ.

«Япония имеет доли в обоих проектах и обеспечила долгосрочные поставки. Эти проекты предоставляют нашей стране энергоресурсы по ценам ниже рыночных, и растущие расходы на энергию делают эти проекты всё более важными», — заявил министр Хагиуда на пресс-конференции.

Также японская сторона полагает, что к ней не имеет отношения российское требование закупать газ за рубли. В Токио считают, что данное требование относится лишь к трубопроводному газу, поставляемому в Евросоюз.

Директор японского Post-oil Strategy Institute (Институт постнефтяной стратегии) Нориаки Оба рассказал NEWS.ru о том, почему Япония напрасно обострила отношения с Москвой.

Коити ХагиудаКоити ХагиудаYoshio Tsunoda/AFLO/Global look Press

Сотрудничество, развитие и торговля в области энергетики между Японией и Россией были очень важны для энергетической политики Японии в течение последних десятилетий. Напомню, что Япония участвует в сахалинских проектах на протяжении длительного времени, начиная с 1970-х годов. Не знаю, было ли на этот раз принято решение после тщательного обдумывания, но Япония тем не менее приняла участие в широкомасштабных санкциях против России, предпринятых совместно с Западом. Учитывая интересы в областях разработки природных ресурсов в России, возможно, Токио стоило бы выразить чуть раньше несколько иную позицию.

Если Япония выйдет, скажем, из сахалинского проекта и потеряет свои доли, то это полностью перевернет энергетическую политику, и слишком много потеряет. Доли в этих проектах купят другие страны. России это ничуть не повредит, а вот Японию поставит в невыгодное положение.

В то же время США пытаются снять экономические санкции с Ирана, который имеет возможность увеличить объемы добычи нефти, но Израиль и Саудовская Аравия выступают против этого. Если Иран увеличит экспорт, он получит экономическую мощь, нарушит баланс сил на Ближнем Востоке и усилит беспорядки на Ближнем Востоке. А Япония перед лицом таких перспектив становится все более зависимой от Ближнего Востока, и можно ожидать, что в среднесрочной и долгосрочной перспективе она окажется в сложной ситуации без выбора.

Нориаки Оба директор японского Post-oil Strategy Institute

Также японские власти определили список российской продукции из семи позиций, от которой будет трудно отказаться в краткосрочной перспективе. Это нефть, сжиженный природный газ (СПГ), уголь, используемые при производстве полупроводников инертные газы (неон и криптон), палладий, используемый в автомобильной промышленности, ферросплавы для производства стали.

Министерство экономики, торговли и промышленности Японии (METI) заявило, что будет искать новые источники вышеперечисленных материалов, однако вряд ли это получится сделать быстро. Например, сегодня Япония закупает у России 43% используемого палладия и до 50% ферросплавов.