Военные встали на сторону протестующих в Судане и 11 апреля арестовали президента. Десятки тысяч манифестантов восприняли арест бессменно управлявшего страной 30 лет лидера, как праздник. Всё остальное, что сделали военные, им не понравилось, и потому протесты продолжаются. За событиями в стране наблюдает весь мир. У России тоже есть интерес к этой восточноафриканской республике — в последние годы Москва активно развивает двусторонние связи с Суданом, а официальный Хартум один из немногих в мире признал российскую принадлежность Крыма.


11 апреля министр обороны Судана Авад Мохамед Ахмед ибн Ауф объявил в официальном телеобращении, что Вооружённые силы Республики Судан (SAF) свергли правящий режим, и возложил на него ответственность за бедственное положение и репрессии против инакомыслия.

Никаких услуг, никакой жизни, режим повторял ложь и ложные обещания и реализовывал свое жёсткое решение по обеспечению безопасности людей. Силы безопасности должны извиниться за всё кровопролитие, которое они вызвали, — заявил министр.

Также глава суданского военного ведомства озвучил ключевые моменты переходного периода, объявленного военными в стране: домашний арест отстранённого президента Омара аль-Башира, двухлетний переходный период под управлением Военного совета, приостановка действия конституции, чрезвычайное положение и комендантский час с 10 вечера до 4 утра в течении трёх месяцев и освобождение всех политзаключённых.

Сотни тысяч граждан, собравшихся на улицах столичного Хартума и других городов для празднования отставки аль-Башира, не согласились с решением военных и объявили сидячую забастовку.

Это не революция, это дворцовый переворот. Никто не счастлив, как и я... Никто не покинет эту сидячую забастовку, пока мистер ибн Ауф не уйдёт. Люди рассматривают его как часть режима аль-Башира, — заявил журналистам один из участников протестов по имени Рафаэль.

Официального заявления военных суданцы ждали около семи часов. За это время Государственная служба разведки и безопасности объявила об освобождении всех политзаключённых в стране, а военные совершили обыск в штаб-квартире «Исламского движения», составляющего ядро правящей партии «Национальный конгресс».

Лицо суданских протестов — «нубийская королева» Алаа Салах, прославившаяся песней с призывами к революции — записала видеообращение, в котором призвала немедленно осудить аль-Башира за геноцид и военные преступления.

Протестующая молодёжь и военная диктатура

Очередная волна протестов в Судане началась 19 декабря 2018 года с выступлений в городе Атбара на востоке страны. Поводом для массового недовольства населения стало резкое повышение цен на хлеб и топливо. Впоследствии десятки тысяч людей вышли на улицы в Хартуме и других населённых пунктах, обвиняя в тяжёлом экономическом положении правительство. Режим аль-Башира подавлял протесты привычными методами — сотрудники сил безопасности Судана разгоняли демонстрации, используя дубинки и слезоточивый газ, арестовывали оппозиционных лидеров. На улицы были выведены броневики, при этом, как отмечали наблюдатели, многие военные изначально отказывались применять силу к манифестантам.

Несмотря на массовый характер протестов и общую усталость населения Судана от провальной экономической политики находящегося 30 лет у власти Омара аль-Башира, оппозиция страны также разобщена и разделена, отмечают западные эксперты. Отношения между двумя крупнейшими оппозиционными силами «Суданский призыв» и «Национальными силами консенсуса» остаются ожесточёнными. Поэтому в ходе протестов так и не был выдвинут единый лидер. Большинство протестующих, как отмечали наблюдатели, — молодые люди в возрасте до 25 лет, уставшие не только от тяжёлого экономического положения, но и от затянувшейся диктатуры аль-Башира и отсутствия реальной демократии в стране.

«Тёмной лошадкой» являются пользующиеся серьёзным влиянием у населения местные исламисты — сторонники «Братьев-мусульман» (запрещены в РФ), а также бойцы «Джанджавид» — арабского ополчения на юге страны, традиционно поддерживающего аль-Башира.

Среди военной элиты эксперты особо выделяют командующего Объединённым комитетом начальников штабов генерала Камаля Абдул Мааруфа и главу Национальной службы разведки и безопасности генерала Салаха Коша. Учитывая, что военные уже заявили о контроле ситуации на время переходного периода, есть основания предположить, что развитие событий в Судане пойдёт по «египетскому сценарию» (имеется в виду военный переворот в июле 2013 года, когда к власти пришёл фельдмаршал Абдул-Фаттах ас-Сиси), что не очень соответствует надеждам массы суданских протестующих. Поэтому, несмотря на разобщённость оппозиции, наблюдатели не исключали другие сценарии — вплоть до смены суданской политической элиты. 

Anas Badr/dpa/Global Look Press

Военная элита

Личный состав Вооружённых сил Судана (SAF) насчитывает около 300 тысяч штыков при общем количестве годных к военной службе мужчин в 13 млн человек. Немногочисленная (относительно численности населения) армия представляет собой и немногочисленную правящую элиту. Военные традиционно играют большую роль в политико-экономической жизни Судана. Даже до прихода к власти в 1989 году десантника Омара аль-Башира военные также занимали ключевые посты в стране при его свергнутом предшественнике — светском президенте Садыке аль-Махди. При аль-Башире военные заняли ключевые посты в правящей партии «Национальный конгресс» и правительстве, традиционно выступая в роли защитника власти от народного возмущения и недовольства.

В марте 2017 года на восстановленную с 1989 года должность премьер-министра Судана был назначен Бахри Хасан Салех — один из офицеров, принимавший вместе с Баширом участие в военном перевороте. Это кадровое решение, по мнению экспертов, ещё больше укрепило и без того прочные позиции суданских силовиков. До этого аль-Башир сделал ещё один важный шаг, усиливающий роль Вооружённых сил в жизни республики — в 2013 году были внесены поправки в закон о Вооружённых силах, позволяющие военным судам проводить разбирательства в отношении гражданских лиц по обвинению в таких преступлениях, как подрыв конституционного строя, публикация ложных новостей, распространение секретной информации. Правозащитная организация Human Rights Watch призывала отменить эти поправки как противоречащие международным нормам в области прав человека.

В то же время в разные периоды правления аль-Башира в качестве уравновешивающей силы в политической элите Судана выступали исламские религиозные деятели. В 2000-е влияние военных пытались оспорить сторонники религиозного деятеля Хасана Тураби — бывшего соратника аль-Башира, в последние годы жизни призывавшего совершить в стране революцию по «тунисскому сценарию» и ослабить власть военных и президента, за что в последние годы своей жизни неоднократно подвергался краткосрочным арестам. 

Вооружённые силы СуданаВооружённые силы СуданаКирилл Кухмарь/ТАСС

Союзник России

Политический кризис в Судане также представляет важность для России, поскольку в последние годы Москва старается установить более тесные отношения с официальным Хартумом, обещающим России открыть в Судане «ворота в Африку». За последнее время аль-Башир дважды (в 2017 и 2018 годах) посещал Россию, где встречался с Владимиром Путиным, и несколько раз в Хартум прилетал глава МИДа Сергей Лавров. В декабре 2018 года аль-Башир посетил с рабочим визитом Дамаск, где встретился с президентом Сирии Башаром Асадом. Кроме того, официальный Хартум одним из немногих в мире признал результаты референдума в Крыму.

К восточноафриканской республике проявляют интерес российские государственные компании — в частности, сообщалось о планах РЖД по модернизации железных дорог Судана и совместном проекте Росатома и Министерства водных ресурсов, ирригации и электроэнергии республики по строительству АЭС. Но в целом пока официальное экономическое сотрудничество Москвы и Хартума в основном пока остаётся на уровне деклараций.

Относительно более тесным является взаимодействие Москвы и Судана в области обороны — в 2013 году суданская сторона закупила 12 боевых вертолётов Ми-24П/Ми-35П и 12 транспортных вертолётов Ми-8МТ/Ми-17. Впоследствии в 2017-м аль-Башир обсуждал с министром обороны России Сергеем Шойгу возможность строительства российской военной базы в районе Красного моря и заявлял о готовности приобрести российские ЗРС С-300. В июне 2018 года портал The Bell со ссылкой на собственные источники сообщил, что наёмники из связанной с военной разведкой ЧВК Вагнера присутствуют в республике и занимаются тренировкой суданских военных.

Как полагали аналитики, к укреплению сотрудничества Москву и Хартум подталкивают неоднозначные отношения с США и Западом, заставляющие суданские власти укреплять сотрудничество с Россией и Китаем. Аль-Башир стал первым лидером государства, на арест которого в 2009 году международный уголовный суд выдал ордер — президента обвиняли в геноциде и военных преступлениях. На территории Судана регулярно укрывались представители различных террористических групп — в том числе с 1991 по 1996 год в стране скрывался основатель одиозной «Аль-Каиды» (организация запрещена в РФ) Усама бен Ладен. С 1993 года Судан попал в список ООН государств — спонсоров терроризма, в 1996-м против страны ввёл санкции Совет Безопасности ООН.

Также обеспокоенность Запада вызывали нарушения прав человека и репрессии по отношению к инакомыслящим со стороны правительства аль-Башира. Однако в октябре 2017 года США сняли санкции с Судана, отметив «позитивные действия со стороны правительства по сохранению режима прекращения огня в конфликтных районах страны. Кроме того, режим аль-Башира пользуется поддержкой монархий Персидского залива — с 2015 года суданские военные участвуют в боевых действиях арабской коалиции в Йемене.